Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте Из Пензенской области на фронты Великой Отечественной войны было призвано более 300 000 человек, не вернулось около 200 000 человек... Точных цифр мы до сих пор не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесёт данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, ковал Победу в тылу, прославлял ратными и трудовыми подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области. » О Пензе, о пензенцах... » >65-й отдельный восстановительный железнодорожный батальон


>65-й отдельный восстановительный железнодорожный батальон

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Информация с сайта http://www.penzainform.ru/news/social/2 … talon.html :
"В Кузнецком районе вышла брошюра «Пропавший батальон»

14.05.2013|16:03   

В канун праздника Великой Победы в Кузнецком районе вышла брошюра «Пропавший батальон» тиражом 200 экземпляров. В основу печатного издания лег многолетний труд по сбору архивных материалов руководителя патриотической секции НП «Землячество Кузнецкого района» Сергея Самарина, уроженца села Часы.

В составе 65-го отдельного восстановительного железнодорожного батальона, речь о котором идет в брошюре, было немало жителей Кузнецкого района, попавших впоследствии в плен. О многих из них автор рассказывает поименно, прилагая фото из архивов.

Во вступительном слове к читателям кандидат педагогических наук, доцент Евгения Персанова отмечает: «Анализ имеющихся документов позволил Сергею Васильевичу высветить малоизвестную и малоизученную главу истории об участии наших воинов в боях за Крымский полуостров».

Брошюра издана на средства некоммерческого партнерства «Землячество Кузнецкого района», сообщает районная администрация."

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

Бойцы 65-го отдельного восстановительного железнодорожного батальона:

Дружинин Андрей Иванович (Герасимович)
Дурандин Федор Васильевич

0

3

С.Самарин (Кузнецк)

Пропавший батальон. Воины железнодорожных войск в обороне Аджимушкайских каменоломен. 1942 г.
http://s9.uploads.ru/t/tey1z.jpg

К читателям
Великая Отечественная война 1941-1945 гг. — важнейшая страница нашей истории, которая фактически коснулась каждой семьи. Сегодня память о событиях и людях этой эпохи не утрачена, хотя, к сожалению, такие тенденции появились. Вот почему стремление Самарина Сергея Васильевича открыть еще одну страницу военной истории, касающуюся участия в ней наших земляков является важнейшим делом.
При поиске своих родных, пропавших без вести в годы войны и установлении их судьбы, Самарин С.В. собрал обширный материал. На страницах газеты «Кузнецкий рабочий» (13.03. 2012 г., 19.06.2012 г. и 18.09.2012 г.) он детально и со знанием темы рассказывал о погибших наших земляках.
Анализ имеющихся документов позволил Сергею Васильевичу высветить малоизвестную и малоизученную главу об участии наших воинов в боях за Крымский полуостров. В составе 65 путевого батальона (см. «Кузнецкий рабочий» от 11.01.2012 г.) они защищали г. Керчь, а затем ушли в Аджимушкайские каменоломни. Позднее многие попали в плен. Исследование включает материалы о боевом пути этого подразделения в событиях войны и о судьбах людей батальона.
В годы войны плен был жестоким физическим, психологическим и нравственным испытанием для миллионов советских людей, большинству стоил жизни. В основном советские воины попадали в плен в 1941-1942 годах. По некоторым данным их число было около 4 млн. человек. В последующие годы еще около 0,7 млн. человек (данные в разных источниках отличаются). Свыше 3-х млн. военнопленных погибли.
По данным немецкого историка К. Штрайта, ссылавшегося на многочисленные документы в 1941-1942 гг. в районе Керчи было пленено 100 тысяч бойцов и командиров РККА. В их число попадают и пленные из 65 отдельного путевого батальона (впоследствии 55-го).
Из архивных документов, периодической печати и свидетельств очевидцев известно, что в ходе эвакуации военнопленных царили произвол и издевательства. Очевидец крымской трагедии 1942 года дал такую оценку: «Земля была полита кровью и усеяна трупами умерших и убитых в пути следования колонн военнопленных» (Кудряшов С. /Цивилизованные изверги// Родина.2002 №6 стр.71). Каждого из них немецкий военнослужащий, не неся никакой юридической ответственности, мог в состоянии озлобленности, ради развлечения, нежелания конвоировать на сборный пункт, застрелить. Многочисленные исследования подтверждают, что необоснованные убийства безоружных, сдавшихся в плен воинов имели место не только в первые дни и часы войны, но и позже. Неоднозначно относились к этому немецкие генералы и офицеры. Одни выступали инициаторами жестокостей, другие безмолвствовали, и лишь некоторые призывали к человечности.
Лагеря, созданные немцами для советских военнопленных, не соответствовали установленным международным конвенциям и нормам. В первый год войны пленные располагались, чаще всего в поле и ограждались проволокой. Иногда их размещали на скотных дворах, складах, фермах, стадионах, в разбитых казармах и церквах. В холодное время, в некоторых лагерях,они ночевали в отрытых в земле норах. И лишь с возросшей потребностью Германии в рабочей силе с 1942 года, положение оставшихся в живых несколько «улучшилось», их стали переводить в неотапливаемые бараки с нарами. Героизм и честность, малодушие и предательство иногда были совсем рядом, в одном лагере, на одних нарах, а порой и в одном человеке.
Свидетельские показания и документы говорят о том, что попавшие в плен бойцы и командиры Красной Армии страдали не только в условиях неволи. На Родине они несправедливо рассматривались как трусы и предатели. Это усугубляло их трагедию.
Советское политическое руководство, в соответствии с идеологическими установками, рассматривало пленение военнослужащего Красной Армии как преднамеренно совершенное, независимо от обстоятельств, преступление. Так, в постановлении Государственного Комитета Обороны от 16 июля 1941 года и в последовавшем вслед за ним приказе Ставки ВГК № 270 от 16 августа 1941 года указывалось: « командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия… или часть красноармейцев / которые/ вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен – уничтожать их всеми средствами… а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи» (приказ подписал И.Сталин и еще шесть государственных лиц).
В ходе войны каждый военнослужащий, выходивший из окружения, совершивший побег из плена или освобожденный Красной Армией или союзниками по антигитлеровской коалиции, огульно подвергался проверке, граничившей с политическим недоверием. К нему применялись меры, унижавшие личное достоинство и препятствовавшие дальнейшему использованию в армии.
Так, в соответствии с постановлением ГКО от 27 декабря 1941 года, вышеперечисленные лица направлялись, через сборно-пересыльные пункты Наркомата Обороны под конвоем, в специальные лагеря НКВД для проверки. Условия содержания бывших военнопленных в них были установлены такие же как и для преступников, содержащихся в исправительно-трудовых лагерях. В обиходе и документах их именовали«бывшими военнослужащими» или «спецконтингентом», хотя в отношении этих лиц никаких судебных и административных решений не принималось. «Бывшие военнослужащие» лишались прав и преимуществ, полагавшихся за воинские звания, выслугу лет, а также денежного и вещевого довольствия. Им также запрещалась переписка с родными и близкими.
Пока проводились проверки, «спецконтингент» привлекался к тяжелому принудительному труду на рудниках,лесозаготовках, строительстве, в шахтах и металлургической промышленности. Им устанавливались предельно высокие нормы выработки, формально начислялась незначительная зарплата. За невыполнение задания и за малейшие проступки их подвергали наказанию как заключенных ГУЛАГа.
Наряду с разоблачением значительного числа людей, действительно совершивших преступления в годы пребывания в немецком плену, было необоснованно репрессировано и много военнослужащих, ничем себя не запятнавших. Семьи таких красноармейцев, субъективно отнесенных к добровольносдавшимся в плен и без учета причин пленения, незаконно лишались на весь период войны государственных пособий и льгот. Наверное, таким семьям нелегко жилось и после войны, когда И.Сталин продолжил волну репрессий и гонений.
Информация к размышлению: за период с октября 1941 года по март 1944 года через спецлагеря НКВД прошло 317054 бывших военнопленных и окруженцев.
Евгения Михайловна Персанова – кандидат педагогических наук, доцент, г. Пенза

Вступление
Советский Союз, по историческим меркам, просуществовал недолго. За эти годы на долю народов, населяющих самую большую страну в мире, выпали трудные испытания: разруха и голод, становление власти, коллективизация и подъем индустрии. Самым тяжелым бременем оказались военные годы.
Накануне Великой Отечественной войны правительство СССР придавало важное значение техническому перевооружению РККА, реорганизации и обучению войск. Этого требовала напряжённая обстановка в Европе, где уже бушевала война, этому способствовали выводы и опыт зимней советско-финской войны (30.11.39-12.03.40).
К сожалению, завершить реформирование вооруженных сил полностью, в том числе и железнодорожных войск, к 22.06.1941г. не удалось.
До начала Великой Отечественной войны 1941-1945гг. при двух Наркоматах СССР (ныне министерствах), существовали железнодорожные воинские формирования. Эти железнодорожные части были разными и по количеству личного состава, и по организационно–штатной структуре.
При Наркомате Обороны страны (сегодня — Минобороны РФ) состояло 8 бригад железнодорожных войск с подчинением их Управлению военных сообщений НКО СССР. Численность этой группировки была относительно небольшой, т.к. бригады содержались по штатам мирного времени. Всего было около 30 тысяч бойцов и командиров. Однако, при необходимости, эти 8 бригад,согласно мобилизационного плана, становились частями – формирователями.
Для подготовки начальствующего состава имелось Ленинградское училище военных сообщений (ВОСО) им. М.В. Фрунзе. Этот военный вуз, с некоторыми изменениями, существует и поныне.
Другая – более крупная часть, почти 68 тысяч человек, объединённая в Особый корпус, подчинялась по производственным вопросам Наркомату путей сообщения (НКПС), а по общевойсковым – НКО страны.
Особый корпус железнодорожных войск (ЖДВ) до 1940 года был задействован на строительстве железных дорог в районах Дальнего Востока. В его составе имелось 5 железнодорожных бригад с общей численностью более 50 тысяч бойцов и командиров. Мобилизационных планов на случай войны корпус не имел, так как уже существовал по штатам военного времени. Для укомплектования частей Особого корпуса командным составом с 1932 года по 1941г. существовало Московское училище ЖДВ.
Главной задачей, которая объединила все железнодорожные части, а с первых дней войны и специальные формирования НКПС, являлась бесперебойная эксплуатация фронтовых участков дорог. Воины-железнодорожники, как показало время, свою задачу выполнили.
На рассвете 22 июня 1941г. немецко-фашистские войска (всего -153 пехотных дивизий вермахта) перешли государственную границу СССР. Неизбежная война, о которой говорили в кулуарах и которую назвали Отечественной, началась.
На стороне Германии в войну против нашей страны выступили Италия, Румыния (22.06.1941), Словакия (23.06.1941), Финляндия (26.06.1941) и Венгрия (27.06.1941). Несколько позже в войну вступит Норвегия (16.08.1943).
Недружелюбную позицию к Советскому Союзу занимали Болгария и Хорватия. На гране вступления в войну против советского народа балансировали Япония и Турция. Многие страны, официально не участвуя в войне против СССР, отправили на советско-германский фронт немало войсковых частей. Они комплектовались гражданами Испании, Польши, Франции, Швеции и многих других, но без участия немецких военных в них все же не обходилось. У нашей же страны в начальный период войны был только один союзник – сочувствующая Монголия.
Открытие второго фронта Англией и США в июне 1944 года против фашизма на западе, будет «выглядеть», как минимум, запоздалым. В эти дни Красная Армия начнет бои за Выборг и Петрозаводск на Ленинградском фронте, будет готовиться к освобождению столицы Белоруссии и выйдет на границу с Румынией и Чехословакией.

1941 г.
Все это будет потом, а пока в воскресенье, 22.06.1941г., после выступления по радио наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова (Скрябина), в стране была объявлена всеобщая мобилизация граждан 1905-1918 годов рождения. До начала войны общая численность железнодорожных войск составляла около 100 тысяч военнослужащих. Развертывание железнодорожных частей планировалось провести в местах постоянной дислокации.
Однако, 22 июня в местах расположения частей — формирователей остались лишь небольшие, главным образом хозяйственные подразделения. Весь личный состав железнодорожных бригад находился на выполнении больших работ по реконструкции и строительству железных дорог на западных границах.
Поэтому подавляющая часть личного состава и техники, в связи с быстрым продвижением фронта на восток, была потеряна. Помимо этого, врагу были оставлены тысячи километров, не разрушенных железных дорог. Более того, враг угнал на свою территорию или повредил большое количество единиц подвижного состава.
В связи с этим, железнодорожным войскам для выполнения своих специализированных задач, срочно требовалось пополнение как людьми, так и техникой. Своевременно принятые меры позволили довести общую численность ЖДВ к осени 1941 года до 160 тысяч человек.
К моменту начала войны наш районный городок, вновь образованной Пензенской области, имел чуть более 35 тысяч человек. Градообразующим предприятием являлась обувная фабрика, которая к 1940 году вышла на производственную мощность тех лет. В городской ТЭЦ была введена в эксплуатациюновая турбина, работающая на торфе. Колхозники, оценивая виды на урожай, планировали начало уборочной страды. Одним словом, народ жил тихой и размеренной жизнью, которую вероломно оборвали фашисты.
В четверг 24 июля 1941года, на улице Крестьянской, где располагался Кузнецкий районный военкомат, было шумно и многолюдно. Родные и близкие провожали своих отцов, мужей и братьев. В этот день было мобилизовано более двухсот человек. Это были жители г. Кузнецка и окрестных сёл, как правило, 1910-1913 гг. рождения. Наверное, многие были друг с другом знакомы, возможно, являлись родственниками или добрыми соседями. У большинства были жены и маленькие дети.
Теперь мы знаем, что почти весь тот призыв был направлен на комплектование частей железнодорожных войск. В частности, 65-го отдельного путевого батальона (командир – капитан Золкин Федор Михайлович), который позднее войдет в состав вновь формируемой 36 железнодорожной бригады. Для нужд нашей, в будущем прославленной, 354 стрелковой дивизии мобилизация пройдет только через месяц – в августе.
По уточненным данным, формирование и боевое слаживание путевой батальон проходил в населенном пункте Инза (ныне город Инза Ульяновской области). Возможно, сбор мобилизованных был изначально на ст. Селикса, где чуть позднее, на фондах 91 запасного зенитного артполка, будет сформирована 37 запасная стрелковая бригада. 21 августа 1941 года личный состав 65-го путевого батальона принимает военную присягу.
Сегодня, благодаря технической возможности, мы знаем, что военную службу в батальоне начинали не только кузнецкие призывники.
Так, например, в нём проходили службу, были пленены и погибли:
- Дашкин Иван Иванович, 1911-09.09.42 г. (Сосновоборский р-он)
- Новиков Алексей Иванович, 1912 -14.06.43 г. (Б. – Вьяский р-он)
- Самсонов Федор Иванович, 1912 - 24.09.42 г. (Шемышейский р-он)
- Семенов Александр Семенович, 1911 – 16.11.42 г. (г. Пенза)
- Ульюшкин Ефим Романович, 1914-04.03.43 г. (Шемышейский р-он)
Штат путевого батальона в бригаде (впоследствии — отдельного восстановительного железнодорожного батальона) предусматривал в своём составе четыре роты: три путевых и одну техническую. Наверняка в каждой из рот находились наши земляки. Это были: Пилясов Павел Иванович и Заикин Иван Николаевич из Махалино, Сафонов Константин Егорович и Самарин Николай Платонович — жители деревень Новые и Старые Часы, Умнов Иван Сергеевич и Миронов Степан Никитич – из села Никольское,Борминцев Михаил Васильевич и Бухтеев Николай Иванович – из Кузнецка и многие другие.
Все усилия командование батальона направляло на скорейшее обучение личного состава. В этом командирам помогали и гражданские специалисты — железнодорожники. Например, кузнечане Макаров Иван Дмитриевич и Клюев Андрей Михайлович, которые впоследствии разделили свою участь наравне с военнослужащими.
Ранней осенью 1941 года, полностью завершив формирование, 65 батальон убыл в Закавказье, где с 23 ноября приступил к выполнению боевых задач в составе 36 ж/д бригады Закавказского фронта. Фронтовой адрес бригады: ППС – 2109 (полевая почтовая станция). Места дислокации батальонов имели очень широкую разбросанность. Например, 20 путевой батальон в те осенние дни 1941 года, тоже входящий в эту же бригаду, находился на территории северного Ирана. На примере Пензякова Василия Ивановича можно утверждать, что и в этой части несли службу бойцы, призванные Кузнецким РВК. Позднее 20 ж/д батальон принимал участие в обороне Севастополя, где 17 июня 1942 года путеец Пензяков В.И.* попал в румынский плен.
Конечно, в задачу железнодорожного подразделения не входило прямое участие в обороне или нахождение личного состава в атакующей цепи, как это ежедневно делали стрелковые роты или батальоны. Железнодорожным войскам предписаны задачи по восстановлению, техническому прикрытию, строительству и заграждению дорог. Само предназначение железнодорожных войск предусматривало их нахождение в прифронтовой полосе или районе. Однако зачастую срабатывал принцип «на войне как на войне».
В декабре 1941 года 65 отдельный восстановительный железнодорожный батальон (более 1000 человек) дислоцировался на ст. Хасав-Юрт, а управление 36 железнодорожной бригады (командир – полковник, с 03.06.1944- генерал — майор Павлов И.М.) в г. Тбилиси.
В семье Кортуновых (с. Поселки) до сих пор заботливо хранится фотография, датированная 16 декабря 1941года, на которой запечатлены три бойца. Надпись на обороте, выполненная карандашом гласит: Кавказ, ДАССР, фото Хасав-Юрт,МаренниковА(ндрей),Кортунов С(тепан) и Кустов П(етр).
Можно предположить, что в те дни большинство из личного состава батальона было довольно своим тогдашним положением. Потери среди бойцов и командиров если и были, то небольшие и то только от воздействия артиллерии или авиации противника.Всё изменилось в следующем году, когда 36 ж/д бригада вошла в состав (с января 1942 года) железнодорожных войск Крымского фронта.

1942 год
Все оборонительные операции в 1941 году для советских войск оказались тяжелыми. Тем не менее, план «Барбаросса» — план войны против СССР — ценой огромных потерь, был сорван.
Кроме того, самая мощная часть германских войск – группа армий «Центр», оказалась не в состоянии удержать занятые позиции. В ходе декабрьского контрнаступления РККА под Москвой немецкие войска откатились на 150-250 км.
В борьбе с захватчиками для Красной Армии не был легким и 1942 год.
Основная тяжесть этой борьбы выпала на левое, южное крыло советско-германского фронта. Здесь командование вермахта отводило главную роль группе армий «Юг».Цель – разгромить советские войска в Придонье, выйти к Волге и овладеть Кавказом.
Особо драматичные события развивались в мае 1942 года под Харьковом, где войска Юго-Западного фронта, при проведении наступательной операции, попали в окружение и противник взял стратегическую инициативу в свои руки. По разным оценкам число только пленных составило не менее 120 тыс. человек. Всего около 20 тыс. красноармейцев сумели вырваться из окружения с боем. В числе плененных оказался путеец 65 отдельного восстановительного ж/д батальона Козлов Григорий Иванович, житель села Мустафинка Кузнецкого района.Исключая немецкую ошибку по месту пленения (Харьков или все-таки Керчь?), можно предположить, что он был в числеоткомандированных в сводный батальон 36 ж/д бригады, приданный на усиление ЖДВ Юго-Западного фронта.
В апрельские дни 1942 года, согласно плана прикрытия и восстановления железнодорожных коммуникаций, основная часть 65-го отдельного батальона дислоцируется на станции «Семь Колодцев» (с 1957 г. пгт Ленино). Личный состав осуществляет строительство четырех разъездов с укладкой стрелочных переводов и производит разработку балластного карьера на станции «Ойсун» (ныне Останино).
В это же время войска 11-й немецкой армии, выйдя из-под удара советских войск, проводили перегруппировку сил и готовились к контрнаступлению. В результате фашисты, благодаря своим активным действиям, во второй половине мая 1942 года вновь оккупируют Керченский полуостров. На Крымском полуострове продолжал сопротивление осажденный Севастополь, но захват врагом г. Керчь предрешил его судьбу. Столица Черноморского флота падет чуть позже: в начале июля.
Задуманная советским командованием наступательная операция в Крыму провалилась и превратилась в слабо подготовленную оборонительную. Сумятица и нервозность, царившие в штабе Крымского фронта в те дни, были нечаянными «помощниками» врагу. В итоге фашисты, прорвав линию обороны, открыли себе дорогу на Керчь.
При отступлении некоторые части советских войск были окружены. Другие, в местах переправ через пролив, были прижаты к побережью и не успевали переправиться на кубанский берег. В воздухе уверенно хозяйничала немецкая авиация и бомбила скопление советских войск. 14 мая 1942 года наш батальон получил указание на эвакуацию и организованно (в полном составе и с техникой) прибыл в район переправы. Затем последовал новый приказ: переправу отставить, а личному составу прибыть в район поселка Аджимушкай и занять оборону.
Сегодня анализируя сложившуюся обстановку тех дней, трудно предположить, что указание на эвакуацию через пролив комбат-65 смог получить от командира 36 ж/д бригады, штаб которой уже был на Кубани. Со слов ленинградского историка В.В. Абрамова, на полуострове находился представитель командира бригады.
Возможно, он и передал общий, но запоздавший приказ Ставки – «Керчь не сдавать», доставленный главкомомСеверо-Кавказского направления (далее командующимСеверо-Кавказским фронтом) маршалом С.М. Буденным (1883 – 1973).
В такой ситуации сложно представить, как железнодорожникам удалось «отстоять» у командования Крымского Фронта хотя бы одну роту 65-го ж/д батальона, которая, под каким-то предлогом, подлежала все-таки переправе.Возможно, из-за наличия техники. Трудным, наверное, было прощание боевых товарищей. Одна рота уходила на противоположный берег и, следовательно, имела символическое право на жизнь. Другие три роты, не владея тактикой стрелкового боя, оставались на верную смерть, прикрывая совместно с другими частями, отход основной группировки Красной Армии.
В годы Великой Отечественной войны это не редкий случай, когда красноармейцев-железнодорожников использовали в качестве стрелковых подразделений. Особенно, говорят, ратовал за это (бывший командующий нескольких армий) генерал В.Н. Гордов (1896-1950, репрессирован).
Уже после окончания войны, бывший политрук 3-й путевой роты 65 путевого батальона и выживший в плену, А.И. Лодыгин рассказывал о том, что 15 мая 1942 года они совместно с пограничниками 95 погранотряда, приняли первый бой с врагом. В город Керчь враг войдет 16 мая 1942 года.
Схватка с превосходящими силами противника длилась недолго…
Вышестоящее командование в донесении о потерях от 10.07.1942 зачисляет в разряд пропавших без вести за май месяц 438 человек, теперь уже бывшего 65 батальона.При более тщательном подсчете, эта цифра потерь может немного «качнуться» в минус, но масштаб катастрофы уже не изменить.
Пропавшими оказались: командир-капитан Золкин Федор Михайлович и начальник штаба — капитан Свиридов Петр Иванович, ротные командиры: старшие лейтенанты Костин Андрей Исаевич, Михеев Петр Семенович и Чапурин Александр Александрович.
С 27 мая 1942 г. наш батальон, после доукомплектования был переименован и стал называться 55-м.
Многие из тех указанных 438 человек были тогда убиты в бою или пленены, другие ушли в катакомбы Аджимушкая и кто-то погиб там.
Другая часть, ушедших под землю была пленена несколько позже, после применения врагом удушающего газа. Первая газовая атака немцами была предпринята 25 мая 1942 года. Фашисты минировали и взрывали, охраняли и засыпали входы, но советские воины продолжали держаться. По истечении многих лет трудно установить последовательность тех событий и в этом уже, наверное, нет острой необходимости.
Однако сегодня мы знаем, что в числе последних (среди рядовых) из 65 ж/д батальона были пленены: Ульюшкин Ефим Романович из Шемышейского района – 26 мая; Кустов Михаил Матвеевич , семья которого проживала в Злобинке – 25 мая и Заикин Иван Николаевич – 1 июня 1942 г.
Травить воинов подземного гарнизона было поручено спецкоманде войск СС, прибывшей из Берлина и личному составу 88 саперного батальона. Об этом можно прочесть у В.В. Абрамова (1934 г.р.) военного историка, который многие годы прошлого века посвятил поисковой работе в Крыму. Он встречался со многими участниками тех событий и вел переписку с родственниками погибших.
Всеволод Абрамов был знаком при жизни и с Артемием Ивановичем Лодыгиным, который до и после войны жил в окрестностях г. Куйбышева (ныне г. Самара), где последний и умер 13 апреля 1989 года.
В 1972-1974 Всеволод Валентинович лично участвовал в экспедициях журнала «Вокруг света» и вел активную работу по восстановлению имен участников героической обороны Аджимушкайских каменоломен. Это делалось для увековечивания павших воинов Красной Армии и для патриотического воспитания подрастающей молодежи, которая в те годы равнялась на героев, живущих среди них.
Большинство советских плененных под Керчью были отправлены в шталаги, расположенные на территории третьего рейха. В таких лагерях, благодаря своей аккуратности и педантичности, немецкие фашисты составляли персональные карточки на каждого пленного красноармейца. Не всегда, но довольно часто, лагерная администрация прикладывала к ним фотографии наших военнослужащих. В настоящие дни это особо ценно, так как имеется уникальная возможность для ныне живущих детей и внуков, взглянуть на фото своих отцов и дедов, для многих последнее.
Внимательно изучая сохранившиеся трофейные документы, потомки каждого советского военнопленного, могут узнать обстоятельства пленения своего родственника. По персональным карточкам легко проследить весь путь их скитаний и перемещений. Порой даже лагерные номера наших земляков указаны последовательно. Это значит, что многие и в плену были рядом. Вместе воевали и вместе умирали. Например, Ермолин Иван Федорович, Миронов Степан Никитович, Нефедов Дмитрий Павлович и Пилясов Павел Иванович. Их номера: 67550, 67552, 67553 и 67555.
В военные годы вся Европа была покрыта густой сетью лагерей и тюрем.Одним из крупных концлагерей на территории третьего рейха был лагерь в Верхней Силезии – шталаг 318 «Ламсдорф» (ныне территория Польши). Этот лагерь существовал с августа 1941 года по 17 марта 1945 года. За эти годы через него прошло более 200 тысяч человек. Внутри и вне лагеря ( в рабочих командах) погибло 120 тысяч военнопленных, из них 40 тысяч красноармейцев.
В нем содержались и погибли Щетинкин Николай Иванович, Николин Федор Иванович, Винокуров Иван Сергеевич (д. Старые Часы) и многие другие.Если военнопленный по каким-то «соображениям» вызывал подозрение, то его перенаправляли в лагерь СС. Такими лагерями были Освенцим, Майданек, Маутхаузен и другие.
Издевательские условия содержания в немецких концлагерях, голод и отсутствие медицинской помощи были главными причинами высокой смертности пленных красноармейцев.
Чуть «помягче обстановка» была в тех лагерях, где хозяйничала румынская администрация, а не немецкая. В таких лагерях как «Слобозия» и «Болград», например, находились Митрофанов Иван Федорович (с. Никольское) и Меньшов Алексей Федорович (д. Шкудим).
Благодаря месторасположению этих лагерей, некоторой «лояльности» румынских властей и своей везучести, наши земляки остались живы и были освобождены Красной Армией (РККА) весной — летом1944 г. В таких случаях, после спецпроверки органами НКВД освобожденные (через полевые военкоматы) вновь направлялись в действующую армию. Нередко, в штрафные роты, где «позор плена» искупался кровью.
Трагичной оказалась судьба и дата смерти вышеупомянутого Митрофанова Ивана Федоровича, который после плена воевал в 113 стрелковой дивизии, был ранен и умер от ран 9 мая 1945 года. Возможно, он запечатлен на групповом снимке вместе с М.Д. Ильиным. Сам Михаил Дмитриевич чудом избежал плена и провоевал всю войну. Затем, после демобилизации в 1946 году вернулся домой в село Никольское.
Суровые испытания для 55 (до 27.05.1942 г. – 65-го) батальона, выпавшие под Керчью, на том не закончились.
Вообще, некоторые современники первый военный год для РККА, называют годом «окружений и котлов». Отчасти, это горькая правда. Видимо, у наших генералов другого способа учиться военному искусству просто не было.
Немецко-фашистские войска после форсирования Дона в его нижнем течении и овладением г. Ростов-на-Дону (23 июля) развернули наступление на Кубань.
Проверенная в боях тактика «немецкой машины» оставалась прежней. Вермахт наносил выборочные танковые удары и прорывал нашу оборону. Благодаря охватывающим действиям, передовые части и тылы Красной Армии оказывались в «клещах».
В конце июля1942 г. авангардные части противника вторглись на территорию Кубани. Наиболее тяжелые бои велись под Новороссийском и на туапсинском направлении. Противнику удалось овладеть Таманским полуостровом. К 9 августа немцы захватили Краснодар и Майкоп, после чего враг нацелил свой главный удар на захват нефтепромыслов Каспия.
В это время батальоны 36 ж/д бригады (55-й, 10-й) выполняли работы на отдельных участках (один из них Крымская-Тамань) Ворошиловской железной дороги. (Город Ворошиловск, ныне Ставрополь был оккупирован немцами 03.08.42 г). Конечно, учитывая существующую штатную структуру ж/д бригад ( с 1943 года штаты бригад и батальонов изменятся) воинам-железнодорожникам противопоставить танкам Э. Клейста и Ф. Манштейна, было нечего. Вполне возможно, что и личным стрелковым оружием ж/д батальоны обеспечивались, в то время, по остаточному принципу.
В результате — окружение и снова плен. Только теперь, так называемая «вторая волна» пленных 55-го батальона, была размещена в основном, на оккупированной территории Советского Союза.
Так, например, Самарин Николай Платонович последние дни своей жизни провел в концлагере г. Славута ( Украина ) и умер 8 марта 1943 года. Верхушка гитлеровской власти в лагерях, расположенных не на территории рейха, вполне могла допустить в «оформлении» пленных погрешности. Возможно поэтому, многие пропали без вести, уже находясь в плену.
В начале сентября 1942 года, по приказу вышестоящего командования, 36 ж/д бригада была передислоцирована в Гудаутский район Абхазской АССР. Батальонам предстояло проложить 55-ти километровый участок железной дороги Туапсе – Сухуми. Обновленный личный состав с возложенной задачей успешно справился и бригада была награждена Красным Знаменем РНК Абхазской АССР, но наши пропавшие бойцы этого уже не узнали.
Согласно донесения от 12.10.1942 года, безвозвратные потери (читай пропали без вести) 55 батальона в августе 1942 года составили 528 бойцов и командиров. Справедливости ради здесь надо заметить, что в это количество пропавших без вести, входят более 150 военнослужащих 10 – го отдельного Краснознаменного восстановительного ж/д батальона, где командиром был майор Сенчищев Иван Петрович. В этом батальоне тоже воевало немало наших земляков.
Например, Лыжин Алексей Яковлевич, который с августа 1942 года по февраль 1944 года находился в плену. После освобождения воевал до победы, был награжден медалью «За отвагу» и вернулся домой, в свое родное село Поселки. Судьбу А.Я. Лыжина повторил путеец 55-го батальона Панин Гавриил Егорович, который провел два года в плену и был освобожден в августе 1944 года. Затем воевал в 409 стрелковой дивизии и был также награжден медалью «За отвагу». Им и некоторым другим сослуживцам по ж/д бригаде, улыбнулось фронтовое счастье. Невероятным чудом удалось уцелеть в такой кровопролитной войне и вернуться домой победителями.
Свой личный вклад в общую победу над врагом, несомненно, внес и каждый погибший: будь то на фронте или во вражеском плену. Цена этого вклада – жизнь, отданная во имя победы над фашистской Германией, за свободу и независимость нашей Родины. Существовавшее клише времен войны и послевоенной советской эпохи, что «сдался в плен — предатель», безусловно, является жестоким и бесчеловечным.
Поэтому, вскоре после победного 1945 года, радость выживших в немецком плену, будет омрачена. Сталинский режим многим припомнит их пребывание в концлагерях, а затем отправит — в свои (пусть по другому названные), но это уже другая страница нашей истории.

ВЭО-8
Наркомат путей и сообщений Советского Союза с началом войны перешел на полувоенное положение. Схожесть целей и задач, стоящих перед НКПС и ЖДВ, были очевидны. В связи с тем, что враг наседал, срочно требовалась эвакуация вглубь страны мирного населения и материальных ресурсов. Обратными рейсами, в сторону фронта, шла переброска боевой техники и свежих воинских подразделений.
Превосходство фашистов на земле и в воздухе, отсутствие зенитной артиллерии на всем пути следования эшелонов,делали эксплуатацию железных дорог крайне опасной. Бомбоштурмовые удары немецкой авиации были эффективны и беспощадны. Победа в дуэли «летчик-машинист», очень часто оставалась за люфтваффе. По этой причине, в первые месяцы войны добиться устойчивой работы фронтовых ж/д участков было сложно.
Тем не менее, несмотря на трудности, НКПС находил еще силы и для помощи армейским железнодорожникам. Так, например, в январе 1942 года из сотрудников Куйбышевской железной дороги было сформировано военно-эксплуатационное отделение № 8 (ВЭО), которое направили в распоряжение Крымского фронта. Естественно, что в этом отделении были задействованы и железнодорожники Пензенской области.
Из г. Кузнецка, например, с должности заместителя начальника дистанции, был включен в состав ВЭО Мурахтанов Сергей Васильевич. Согласно приказа, он направлен в длительную командировку. Дело в том, что при наличии всей армейской атрибутики, служба на железной дороге военной, все-таки, не являлась. Лишь 15 апреля 1943 года состоялся Указ Президиума Верховного Совета СССР « О введении военного положения на всех железных дорогах», согласно которому все рабочие и служащие ж/д транспорта были признаны мобилизованными и не подлежали призыву в действующую армию.
В начале февраля 1942 года, выполняя приказ Военного Совета Крымского фронта, ВЭО–8 приняло в эксплуатацию прифронтовой ж/д участок от ст. Керчь-2 до ст. Сарыголь (ныне ст.Айвазовская, пригород Феодосии). Восстановительных работ хватало для всех: и для гражданских железнодорожников, и для военных. Под постоянными артобстрелами и авианалетами они делали общее дело. Однако, в связи с потерей г. Керчь в мае 1942 года, был ликвидирован Крымский фронт. Успев переправиться через Керченский пролив, перестало существовать и ВЭО – 8.
Через два года — в 1944 году, после освобождения Крыма от немецких захватчиков, 36 ж/д бригада, приданная Отдельной Приморской Армии, снова вернется в знакомые места. Ее личный состав, в том числе и 55 овжд батальон, будет привлечен к строительству ж/д моста «Крым-Кавказ».
Единожды, как сегодня утверждают библиографы И.В. Сталина, вновь восстановленный мост был им опробован. Это, якобы, произошло в феврале 1945 года, когда поездом ВерховныйГлавнокомандующий возвращался в Москву после Ялтинской конференции.

Эпилог
За годы войны г. Керчь был дважды оккупирован (1941, 1942) и дважды освобождался советскими войсками. В 1950 году, под предлогом первой«сдачи» города, был репрессирован маршал Кулик Григорий Иванович (1890-1950).Позднее, уже после смерти И.В. Сталина в 1953 году, онбыл посмертно реабилитирован. Советское руководство, воздавая должное героизму защитников города в годы войны, присвоило городу в 1973 году звание «город – герой».
В 1975 году, за успешное выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими войсками и в ознаменование 30-летия Победы, 36 отдельная железнодорожная бригада была награждена боевым орденом «Красное Знамя».
На завершающем этапе Великой Отечественной Войны 1941-1945 годов 36 железнодорожная бригада участия не принимала. Свой боевой путь железнодорожники завершили в сентябре 1944 года. Командиру бригады полковнику Павлову Ивану Матвеевичу присвоили в 1944 году воинское звание «генерал-майор технических войск» и наградили орденом «Красное Знамя». Орден «Отечественной войны» II степенибыл вручен новому командиру 55-го ж/д батальона майору Карпусь Семену Ивановичу.
До событий мая 1942 года старший политрук Карпусь С.И. проходил службу комиссаром 10-го отдельного Краснознаменного ж/д батальона и уже имел медаль «За боевые заслуги».В ноябре 1944 года большая группа бойцов и командиров 55 овжд батальона, приказом командующего Отдельной Приморской армии, была награждена орденами и медалями. Например, наш земляк Борисов Иван Ивановичбыл удостоин медали «За отвагу». В 1941-1942 годах награждали очень «скупо», тем более воинов — «железнодорожников». Известно, что И. В. Сталин в 1942 году предвзято, например, относился к наградным листам с Южного и Крымского фронтов, где Красная Армия поставленных целей достичь не смогла и несла при этом большие потери. Поэтому советские командиры всех степеней и рангов осторожничали с представлениями на своих отличившихся подчиненных. Прорыв в этом (по кремлевской «отмашке» ) произошел осенью 1943 года, когда советские войска форсировали реку Днепр. Тогда только высокого звания«Герой Советского Союза» были удостоены более двух тысяч человек ( в т. ч. посмертно). К сравнению: всего за всю войну звания «ГСС» было удостоено чуть более 11 тысяч военнослужащих РККА, ВМФ и др.
Одним из именитых выходцев 36 бригады стал Кузнецов Михаил Андреевич (уроженец Ивановской области), который свою военную службу начинал рядовым и в 1944 году, будучи уже командиром взвода 10-го ж/д батальона, был награжден (одним приказом с комбригом) медалью «За боевые заслуги».Впоследствии, генерал-майор Кузнецов М.А. (1922-2004) возглавлял единственное в системе советского военного образования профильное военное училище (ВОСО) в г. Ленинграде.
Думается, что имея эту информацию лет тридцать пять – сорок назад, часть пензенских мальчишек, отважившихся поступать в этот военный вуз, непременно бы имели преференции и благосклонность.
Другим известным ветераном бригады и железнодорожных войск является Левтринский Виктор Дмитриевич, уроженец г.Быхова Могилевской области. Он начинал свою военную службу лейтенантом 58-го отдельного путевого батальона 36 ж/д бригады и в конце войны, как и Кузнецов М.А., состоял в штате управления бригады.
30 июля 1942 года, рискуя жизнью, Виктор Дмитриевич выполнил важное задание – под « носом» у немцев лично взорвал мост через реку Сосыка возле станции Староминская Краснодарского края. За этот подвиг он был награжден медалью «За отвагу».
Всю свою военную службу Левтринский В.Д. посвятил железнодорожным войскам и уволился из рядов Советской Армии в ноябре 1968 года с должности заместителя командира бригады.
К осени 1944 года 36 ж/д бригада была технически мощным соединением (более 6 тысяч человек), способным организовать и вести восстановительные работы на отдельных железнодорожных направлениях. Объем предстоящих работ на освобожденных территориях Советского Союза, был колоссальным.
За годы войны и оккупации на территории СССР было разрушено 65 тысяч километров пути, 13 тысяч мостов общей протяженностью около 300 км, 4100 станций и 2436 вокзалов, более 300 паровозных депо и много других ж/д объектов и устройств. Для ликвидации последствий требовались неимоверные человеческие усилия и напряжение всей советской экономики. Существенной помощью в годы войны оказались «ленд-лизовские» (т.е. платные) поставки союзников: от тушенки и пороха до танков и самолетов. Поставлялась в нашу страну и ж/д техника: локомотивы, вагоны и т.п.
К восстановлению народного хозяйства 36 ж/д бригада, входящая в состав Кубанского Военного Округа (1945-1946), привлекалась, в основном, на территории Украинской ССР бывшего Советского Союза и в южных областях РСФСР. Вскоре после окончания войны 55 овжд батальон был расформирован. Вероятнее всего на это решение, пусть даже и косвенно, повлияли события 1942 года.С 1950 года по март 1957 г. железнодорожное соединение дислоцировалось в Восточном Казахстане и Сибири. Силами бригады, совместно с другими ж/д частями, велось строительство двух участков железных дорог: от Усть-Каменогорска до Зыряновска и Иркутск –Слюдянка.
В апреле 1957 года 36 ж/д бригада возвращается в Украину и входит в состав сначала 1-го ж/д корпуса, а затем 2-го. Штаб бригады размещается в г. Харькове. В связи с демонтажем СССР и разделом его Вооруженных Сил, 36 отдельная Краснознаменная ж/д бригада отошла в подчинение Украины, где в соответствии с Указом Президента ж/д войска были реорганизованы в государственную транспортную службу Украины. Сегодня это 36 объединенный Краснознаменный отряд ( в/ч Т 0130, г. Харьков).

От автора
Весной 1989 года, не имея точных сведений о судьбе своих родственников-фронтовиков, я впервые (письменно) обратился в Центральный Архив Министерства Обороны СССР. Тогда мои понятия и знания в поисковой работе были незначительными и несколько наивными. Благодаря ответу, уже в мае 1990 года, используя свой офицерский отпуск, я в первый раз поехал на место братского захоронения советских воинов в район г. Ржева Калининской (ныне Тверской) области. Там, на Московской горе г. Зубцов, был перезахоронен в середине 1950-х годов Самарин П.И., старший брат моего отца, погибший 17 декабря 1942 года.
В середине и в конце 1990 –х годов, наряду с обращениями в ЦАМО, удалось несколько раз лично побывать в архиве г. Подольска. Вот так понемногу, я втягивался в поиск и сбор сведений о своих погибших родных. Попутно мною записывалась любая информация, касающаяся наших земляков.
В 2007-2009 годах у меня появился пропуск в читальный зал Центрального Архива МО РФ и я нередко там работал. Этому благоприятствовало мое частое пребывание в столице, где мне удавалось выкраивать день другой для поездки в г. Подольск. Сегодня выезжать в архив вовсе не обязательно, так как очень большой объем документов той поры отсканирован и размещен на сайтах Министерства Обороны России.
В марте 2008 года мне удалось установить судьбу еще одного родственника, числящегося пропавшим без вести с декабря 1942 года. Он погиб в немецком плену 8 марта 1943 года, в лагере на Украине. Больше никакой дополнительной информации в документе не имелось. Мне же хотелось знать: где, когда и при каких обстоятельствах он был пленен? В какой войсковой части проходил службу? Это была непростая задачка, но вскоре решение было найдено.
Для этого пришлось, с помощью работников военкомата, делать выборку призывников-односельчан и выстраивать зависимость от их года рождения и даты призыва. Подобный подход дал положительный эффект. При сопоставлении результатов стало очевидно, что Самарин Николай Платонович 1911 г.р. был призван 24 июля 1941 года (вместе с Сафоновым Константином Егоровичем 1910 – 05.09.42 г.) и воевал сначала в 65, а затем в 55 путевом батальоне 36 ж/д бригады. Причина долгого поиска истины заключалась в неверно указанном имени-отчестве солдата: «Петрович». Такое тоже встречается часто и это должны помнить те, кто интересуется судьбой своих погибших или пропавших родных.Не надо забывать и о том, что в фондах областного государственного архива хранятся документы по бывшим военнопленным, которые «выпали из поля зрения» ЦАМО. В архивах других субъектов РФ ситуация, наверняка, аналогичная.
Намного труднее вести поиск пропавшего без вести, если в тех или иных документах произошло искажение фамилии бойца, а не только его имени илиотчества.
Показательным является пример Мышенкова Федора Осиповича, уроженца Старого Кряжима. В июне 1942 года путеец Ф. Мышенков попал в плени при освобождении, в ноябре 1944 года, был учтен в списках освобожденных 299 стрелковой дивизии как Мишенко Федор Иосифович. К сожалению, на этом следы солдата теряются и судьба его до сих пор неизвестна.
Пока разгадывались вышеуказанные загадки, я параллельно продолжал сбор информации о тех военнослужащих, кто погиб во вражеском плену. Продолжаю эту работу и сейчас. Вот так, понемногу, копился и копится материал о наших земляках, в том числе и из бывшего 65 батальона.
Затем, при поддержке начальника отдела культуры Кузнецкого района, возникла мысль изложить результаты поисковой работы в печатном виде. Эту идею поддержало «Землячество Кузнецкого района».
Некоторым читателям, возможно, мое повествование покажется скучным и малоинтересным, но другим жанр военнойдокументалистики невозможно представить. Трагично сложившаяся судьба батальона, укомплектованного нашими бойцами, заставляет обратить на него внимание. Всего два эпизода применения нашей части в операциях советских стрелковых войск (с интервалом в три месяца) и в строю из первой волны мобилизации остались считанные единицы.
Безусловно, вклад 55-го ж/д батальона в копилку общей победы над врагомболее скромный чем, например, у 354 стрелковой дивизии. Однако из-за этого, потерянные жизни «железнодорожников» не становятся менее ценными. Это вполне объяснимо и понятно. На фронте у каждого свое место. Поэтому никакой аналогии, например, между смертельно раненым в бою пулеметчиком 354 СД (1201 стрелковый полк) Самариным С.Г. и путейцем Самариным Н.П., погибшим в плену, проводить не нужно. Ониоба, как и миллионы других, сделали свое посильное солдатское дело.
В настоящее время имеется реальная возможность вплотную «заняться арифметикой» и определить максимально точно число погибших в немецком плену, вернувшихся домой после войны и пропавших без вести. Может быть, что этим кто-то заинтересуется и займется в ближайшем будущем. Но мне думается, что главное здесь не цифры.
Важнее, наверное, кто и как из современников реагирует на недавнюю историю своей страны. Конечно, все мы, по вполне понятным причинам, отличаемся друг от друга: одинаковых людей не бывает. Поэтому кто-то может «мимоходом скорбя» шагать по жизни дальше, а кто-то убегает из дома, чтобы найти могилу своего отца, погибшего на фронте. Именно так поступил сын Харитонова Ильи Матвеевича (1910-05.09.43), красноармейца-путейца 65 железнодорожного батальона, умершего в немецком плену. Естественно, пятнадцатилетнего паренька сняли с поезда и отдали в детский дом. Жаль, что Владимир Ильич Харитонов (1938 – 2012) не увидит выпуск этой брошюры. Со слов односельчан (с. Шишовка) он жил и умер в г. Ярославле. Возможно, он так и не узнал, где покоится прах его отца.
За короткий срок своего существования фашистский режим сжег и разорил тысячи населенных пунктов, истребил миллионы мирных людей и особо жестоко глумился над советскими военнопленными. Очередным подтверждением этого служит документальный фильм «Плен» немецкого режиссера Беаты Лер-Метцгер, впервые показанный на российском экране осенью 2012 года. От показа премьеры фильма в Германии отказались все телеканалы. Там, наверное, многие считают тему прошлой войны закрытой и всякое напоминание о ней излишним. Тем более, что в их истории уже был Нюрнбергский судебный процесс и популярный Вилли Брант (1913-1992), который будучи канцлером ФРГ, стал на колени. Это произошло в декабре 1970 года, на территории Польши при возложении цветов к мемориальной плите. Поступок главы государства, олицетворяющий признание вины и просящий прощения, заслуживает уважения. С тех пор Вилли Бранта иногда стали называть «канцлером покаяния» и, возможно, именно тогда в сердцах победителей сменился гнев на милость. Только это обстоятельство никоим образом и никогда не должно влиять на нашу память.
В настоящее время историки Пензенской области собирают информацию на погибших и пропавших без вести военнослужащих, которые по каким-то причинам не были указаны в областной Книге Памяти 1994 года издания, хотя они учтены в 9 отделе ЦАМО. По результатам этой работы, осенью 2014 года, планируется издать очередной двенадцатый том. Такие бойцы и командиры, родившиеся (или призванные) в Пензенской области, продолжают выявляться в документах. Нередки подобные случаи, когда фронтовик домой не вернулся и в документах о потерях не значится. Это не смотря на «завуалированные» заверения Кирилина А.В., что неучтенных потерь, во время ВОВ 1941-1945, нет. ( Кирилин Александр Валентинович – генерал-майор в отставке, начальник управления МО РФ по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества).
Поэтому, чтобы не упустить время, нужна кропотливая и совместная работа не только энтузиастов. В первую очередь, необходимо (без всякого деления) обработать весь сохранившийся материал в местном отделе Пензенского облвоенкомата. Только так мы, ныне живущие, можем воздать должное всем нашим погибшим землякам, назвав их поименно. Это единственное, что мы еще для них можем. И тогда появится надежда, что предполагаемый к изданию двенадцатый том Книги Памяти Пензенской области, окажется последним.
С.В. Самарин

Список (неокончательный)
воинов-железнодорожников, призванных 24 июля 1941 года Кузнецким РВК в 65 ж/д батальон, попавших в плен и погибших в фашистской неволе:

Алексанов Даниил Семенович 1911 — 03.08.42 гг.
Андреянов Федор Арсеньтьевич 1911 — 24.11.42 гг.
Борисов Яков Осипович 1910 — 29.04.43 гг.
Борминцев Михаил Васильевич 1913 — 05.09.43 гг.
Бухтеев Николай Иванович 1910 — 06.11.42 гг.
Винокуров Иван Сергеевич 1913 – 02.03.45 гг.
Горбушков Степан Яковлевич 1911 – 15.10.42 гг.
Давыдов Николай Васильевич 1911 – 08.01.43 гг.
Евстропов Александр Алексеевич 1913 – 13.12.42 гг.
Ермолин Иван Федорович 1911 – 05.12.42 гг.
Клюев Андрей Михайлович 1910 – 22.09.42 гг.
Козлов Григорий Иванович 1911 – 08.10.42 гг.
Королев Егор Ефимович 1911 – 06.02.44 гг.
Коромыслов Иван Петрович 1911 – 10.05.44 гг.
Куприн Матвей Егорович 1911 – 22.03.43 гг.
Купцов Семен Иванович 1907 – 02.10.44 гг.
Кустов Михаил Матвеевич 1911 – 06.09.42 гг.
Макаров Иван Дмитриевич 1911 – 01.03.44 гг.
Матюнин Григорий Сергеевич 1911 – 20.09.42 гг.
Миронов Василий Семенович 1911 – 25.09.42 гг.
Миронов Степан Никитович 1911 – 02.03.43 гг.
Морозов Андрей Иванович 1910 – 30.06.43 гг.
Нефедов Дмитрий Павлович 1910 – 09.04.43 гг.
Николин Федор Иванович 1911 – 10.11.42 гг.
Определенцев Иван Иванович 1912 – 25.01.44 гг.
Пилясов Павел Иванович 1911 – 08.08.42 гг.
Пиунов Павел Федорович 1912 – 03.02.43 гг.
Рыженков Иван Алексеевич 1910 – 11.08.43 гг.
Самарин Николай Платонович 1911 – 08.03.43 гг.
Сараев Иван Спиридонович 1911 – 14.12.43 гг.
Сафонов Константин Егорович 1910 – 05.09.42 гг.
Турков Виктор Федорович 1911 – 29.12.42 гг.
Умнов Иван Сергеевич 1913 – 03.09.42 гг.
Харитонов Илья Матвеевич 1910 – 05.09.43 гг.
Шалаев Петр Степанович 1911 – 03.04.43 гг.
Щетинкин Николай Иванович 1910 – 19.04.43 гг.

Список используемой литературы:
1. Всемирная история. Издательство «Международные отношения» Москва,1968
2. Великая Отечественная на земле Российской. Издательство РИЦ МО РФ Москва,2006
3. Дело всей жизни. А.М. Василевский. Издательство политической литературы Москва, 1975
4. Керченская катастрофа. В.В. Абрамов. Издательство «Яуза» «Эксмо» Москва,2006
5. Железнодорожные войска России. Книга 3 «На фронтах Великой Отечественной войны». Группа авторов под редакцией Г.И. Когатько Издательство «Стеха» Москва,2002
6. Поезда шли к победе. Группа авторов под редакцией А.В. Ковтунова Издательство СамГУПС Самара, 2010
7. Имена из солдатских медальонов. Том 6. Составители: Коноплев А.Ю., Салахиев Р.Р., Салахиева М.Ю.
8. Издательство «Отечество» Казань, 2013

Благодарности:
Автор выражает признательность за помощь в работе над книгой сотрудникам Пензенского областного государственного архива, войсковой части Т0130 (г. Харьков) и коллективу филиала№ 10 Кузнецкой городской библиотеки.
Особая благодарность родным и близким бойцов бывшего ж/д батальона за предоставленные документы и фотографии.
Отдельное спасибо писателю-историку В.В. Абрамову (г. Санкт-Петербург), Г.В. Аргаткиной, С.В. Безрукову, Р. А. Зелимову, Л.Н. Егоровой, А. П. Миронову, В.Н. Можарову (г. Москва), С.И. Мустафиной, Е.М. Персановой и Л.В. Чадиной.

См:
http://military.sevstudio.com/s-samarin … y-batalon/

Отредактировано Дворянкин С.А. (2019-05-20 21:47:47)

0

4

С.Самарин (Кузнецк)

Пропавший батальон. Воины железнодорожных войск в обороне Аджимушкайских каменоломен. 1942 г.
...
Информация к размышлению: за период с октября 1941 года по март 1944 года через спецлагеря НКВД прошло 317054 бывших военнопленных и окруженцев.
Евгения Михайловна Персанова – кандидат педагогических наук, доцент, г. Пенза. .......вскоре после победного 1945 года, радость выживших в немецком плену, будет омрачена. Сталинский режим многим припомнит их пребывание в концлагерях, а затем отправит — в свои (пусть по другому названные), но это уже другая страница нашей истории..

"Справка о ходе проверки б/окруженцев и б/военнопленных по состоянию на 1 октября 1944 г

1. Для проверки бывших военнослужащих Красной Армии, находящихся в плену или окружении противника, решением ГКО №1069с от 27.07.1941 г созданы спецлагеря НКВД.
Проверка находящихся в спецлагерях военнослужащих Красной Армии проводится отделами контрразведки "Смерш" НКО при спецлагерях НКВД.
Всего прошло через спецлагеря бывших военнослужащих Красной Армии, вышедших из окружения и освобожденных из плена, 354 592 чел., в том числе офицеров 50 441 чел.
2. Из этого числа проверено и передано:
а) в Красную Армию 249 416 чел., в том числе в воинские части через военкоматы 231 034 чел. (76,25%), из них офицеров 27 042 чел.; на формирование штурмовых батальонов 18 382 чел. (6,07%), из них офицеров 16 163 чел.;
б) в промышленность по постановлениям ГОКО 30 749 чел.(10,15%), в том числе офицеров 29 чел.;
в) на формирование конвойных войск и охраны спецлагерей 5 924 чел. (1,96%);
3. Арестовано органами "Смерш" 11 556 чел. (3,81%), из них агентов разведки и контрразведки противника 2 083 чел., из них офицеров (по разным преступлениям) 1 284 чел.
4. Убыло по разным причинам за все время - в госпитали, лазареты и умерло - 5 347 чел. (1,76%)
5. Находятся в спецлагерях НКВД СССР в проверке 51 601 чел, в том числе офицеров 5 657 чел.
....
Из оставшихся в лагерях НКВД СССР офицеров в октябре формируются 4 штурмовых батальона по 920 человек каждый."

Таким образом, среди рядового и сержантского состава благополучно проходило проверку свыше 95% бывших военнопленных.

Земсков В. Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект).  Социологические исследования. 1991 г. №7 стр.4-5.

В ноябре 1944 г ГКО принял постановление, согласно которому освобожденные военнопленные и советские граждане призывного возраста направлялись непосредственно в запасные воинские части, минуя спецлагеря.

Отредактировано Дворянкин С.А. (2016-03-24 20:53:37)

+1

5

Здравствуйте, Владимир Александрович, Александр Константинович!

Чему и как учат наших детей? Современное образование в России. :

Дворянкин С.А. написал(а):

В связи с днём памяти И.В.Сталина (5 марта) в очередной раз поднялся шквал фантастических цифр репрессированных в годы правления Сталина, в том числе и репатриированных из германского плена советских военнопленных. Люди, определённо далёкие от истинного положения дел, рассказывают, что все военнопленные были направлены в лагеря НКВД, что так, дескать, советская власть "расплатитилась" с защитниками Отечества. Для этих людей, видимо, и хиви, и власовцы, и пр. являются защитниками Отечества, потому как в спецлагеря направлялись именно лица, сотрудничавшие в годы войны с фашистами. Между тем все цифры давно известны и доступны общественности. По состоянию на 1 марта 1946 года в распоряжение НКВД было передано 226 127 (Двести двадцать шесть тысяч сто двадцать семь) человек или 14,69 (Четырнадцать целых шестьдесят девять сотых)% от общего числа репатриированных веннопленных.

Там же можно ознакомиться с подробным исследованием данной темы доктора исторических наук, главного научного сотрудника Института российской истории РАН Виктора Николаевича Земскова "РЕПАТРИАЦИЯ СОВЕТСКИХ ГРАЖДАН И ИХ ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА (1944—1956 гг.)".

0

6

Видимо, ещё один боец 65-го батальона - Дряхлов Николай Иванович.

0

7

Добрый день. Большое спасибо за рассказ о 65 отдельном восстановительном железнодорожном батальоне. Провели огромный труд в поиске информации столь необходимой и познавательной для родственников. У меня дед воевал в 65 батальоне, красноармеец Никитин Павел Владимирович (1909 г/р, Татарская АССР), воевал в Аджимушкайские каменоломнях,попал в плен, освобожден 25.05.1942 года. Затем был осужден "измена Родине". Слава Богу остался жив и умер 10 мая 1974 года. Ещё раз спасибо кто собирает сведения и дает возможность родственникам узнать боевой путь своих дедов. Вечная память бойцам ВОВ и благодарность за ПОБЕДУ.

Отредактировано Ольга Голуб (2018-02-20 20:26:30)

0

8

Доброе время суток!  При сборе информации в 2012-2013, для брошюры "Пропавший батальон" я искал "выход" на Абрамова Всеволода Валентиновича....  Искал более года по Москве и области....А он оказывается жил в Питере... Помог установить его адрес и телефон москвич Можаров Владимир Николаевич. Ветеран Вооруженных Сил, полковник погранвойск. Светлая им память.
                  - Абрамов Всеволод Валентинович    1934 - 2017
                  - Можаров Владимир Николаевич      1955 - 2018
   Покойные занимались изучением обороны Крыма в 1942 году. И не только. Много потратили сил и энергии на восстановление военных событий тех лет и уточнение списка личного состава защитников Крымского полуострова. У Владимира Николаевича был свой сайт. И была мечта снять фильм про бои в Крыму. Уже появился сценарий, был начат поиск денежных средств. Мы часто созванивались и я был в курсе событий. Естественно, упоминался в сценарии и 65-й батальон. Его бойцы и командиры. Не суждено, а жаль!

0

9

Пирушин Михаил Иванович

0

10

См.также Кулебаев (Кулибаев) Александр Андреевич

0

11

http://s9.uploads.ru/t/qg2QZ.jpg
Доброе время суток!   На снимке - май 2019 года..... Керчь, открытие памятника погибшим (и выжившим) воинам-железнодорожникам. В частности, 36 железнодорожной бригады. В ней самые тяжелые потери понес 65-й  батальон.... Позднее переименован в 55-й отдельный восстановительный ж/д батальон...  У микрофона, со слов Н.Ю.Дзюба, Козлов Федор Федорович, депутат горсовета...  Спасибо..

КЕРЧЬ: Открытие памятника военным железнодорожникам Аджимушкай - http://www.youtube.com/watch?v=eBIW2OrsOiM :
19 мая 2019 г.

Отредактировано Дворянкин С.А. (2019-08-01 12:40:24)

0

12

Здравствуйте!

Винокуров Яков Федорович

0

13

Всем доброго времени суток!  В брошюре мною упомянуто о том, что батальон состоял (первый состав) почти полностью из пензенцев. В том числе, около 200-х бойцов из Кузнецка и Кузнецкого района. Для тех, кто интересуется подробностями, связанными с формированием ж/д батальона, сообщаю, что это связано с тем, что в Сызрани когда-то дислоцировался XI-й ж/д полк. В середине 1930-х годов к этому полку были приписаны многие мужчины нашей округи. Наверное, они и "бронировались" за ЖДВ ...  Так, например, к полку были приписаны из Бобарыкинского с/совета - 12 человек, Казаковский с/совет - 82 чел., Тихменевский с/совет - 22, Шелемисский - 20 человек, Сурминский с/совет - 21, Козляковский с/совет и Старо-Часовский - по 19 человек. Посельский с/совет - 60, 1-й Тарлаковский - 32 человека, а из Сухановки - 12 и 18 человек из Траханиотово... Эти села, бывшие когда-то "центральными" усадьбами, сохранились и сейчас. Они входят в состав Кузнецкого района. Помимо этого, из современного С/Борского района, из Русско-Качимского с/совета было приписано 16, а из Морд.-Качимского 39 человек, Шкудим и Шугурово - по 29 и 28 соответственно. Тогда эти села входили в состав Кузнецкого района Средне-Волжского края (области). Таким образом, всего "новоиспеченных" бойцов-железнодорожников оказалось более 450-х человек ... Из этого количества кто-то в июле 1941 года "ушел" в 65 батальон (и другие из 36 ж/д бригады), а оставшиеся в августе 1941 были призваны на пополнение 9-й ж/д бригады....  Спасибо...
        P.S.  Не путать территорию и границы современного Кузнецкого района с границами Кузнецкого района Средне-Волжского края (области). Они на местности разные и не совпадают.

Отредактировано Сергей 1963 (2019-11-17 10:46:54)

+1

14

Здравствуйте!

Яшин Николай Семенович

0

15

http://s8.uploads.ru/t/7TQ9e.jpg

+1

16

http://s8.uploads.ru/t/pVQnY.jpg

+1

17

Доброе время суток!  В составе 55-го ж/д батальона (быв.65-й) воевал и пропал б/вести ГЛУХОВ Иван Васильевич, 1912 года. Он уроженец с.Кочетовки современного Никольского района. Вероятно попал в плен и позднее освобожден. В 1985 году был награжден юбилейным орденом От.Войны....   Спасибо..

+1

18

http://s8.uploads.ru/t/TnuyA.jpg

+1

19

http://s5.uploads.ru/t/UIzlN.jpg

+2


Вы здесь » "Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области. » О Пензе, о пензенцах... » >65-й отдельный восстановительный железнодорожный батальон