Есть люди, которые, вспоминая свою жизнь, сами удивляются тому, как они выжили. А вот выжили же. Потому, что жизнь, какой бы она ни была жестокой по отношению к тебе все равно прекрасна. Тяжелая жизненная дорога выпала на долю Рябик Надежды Александровны. Своих родителей они с сестрой Ниной не знают. У одной сестры место рождения г. Смоленск, у другой – г. Брянск.
До 1941 г. обе воспитывались в Брянском детском доме, а потом были эвакуированы в Пензенскую область г. Норовчаты, где в бывшем монастыре находился детский дом. В 1942 г. Нине исполнилось 16 лет и ее направили на учебу в ФЗУ в г. Нижний Ломов. Страшась разлуки с единственным родным человеком, Надя так плакала, что заболела. Тогда дирекция детского дома, чтобы не разлучать сестер, приписала Наде 2 года возраста и направила сестер вместе. И повзрослевшая сразу на 2 года Надя вместе с сестрой уехала в Нижний Ломов. Два месяца обучения, и они начали работать на эвакуированном из Шостки капсюльном заводе. Нина на бывшем ликеро-водочном, переданном под устройство капсюльного завода, а Надя в филиале, расположенном в 5 км от города, где еще только строились здания. Завод был расположен на высоком, ничем не огражденном месте, продуваемом ветрами. Зима 1942 г. была очень суровой, морозной. Общежитие находилось в городе, из-за снежных заносов туда невозможно было добраться с работы. Поэтому вместе с подругами Надя ночевала на заводе в цехе, спали на стеллажах, ящиках. В помещениях было холодно, постоянно хотелось есть. Они – подростки, еще не научились распределять свой паек, не всегда вовремя могли отоварить свои карточки. Бывало, что хлеб вообще не привозили из-за снежных заносов. Для приготовления клея, чтобы наклеивать этикетки, им давали крахмал, они его съедали. Стали выдавать готовый клей. Надя сильно простудилась, а на работу все равно надо идти. Работали по 12-15 часов в день. Работа начиналась строго по гудку, тех, кто опаздывал, направляли в штрафбат. Не было никаких выходных, немного поспят и снова за работу, наравне со взрослыми. Тем, кто не доставал до рабочего места, подставляли ящики.
Весной 1942 г. работникам завода выделили по 1 сотке земли под огороды, где Надя посадила вместо картошки картофельные очистки. И как же она ждала урожая со своей грядки, мечтая наесться досыта! Во время сушки гремучей смеси на заводе произошел взрыв. Вместе с другими работницами Надю направили в цех № 2 на сушку заменить пострадавших от взрыва. Здесь она проработала до 1945 г., когда завод возвратили в Шостку. Работая на военном заводе, Надя с сестрой стали военнообязанными и должны были ехать вместе с заводом в Шостку. О том, как работали подростки во время войны, вспоминает бывший директор завода Ф. Б. Тумаркин: «Тяжело было смотреть на ребят, которым надо было еще в школе учиться, а они уже работали наравне со взрослыми днем и ночью, показывая образцы добросовестного отношения к труду»...

Источник: https://vk.com/cityshostka?w=wall-83896353_154


См.также Гранатно-капсюльный завод №255 НКБ СССР