Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте Из Пензенской области на фронты Великой Отечественной войны было призвано более 300 000 человек, не вернулось около 200 000 человек... Точных цифр мы до сих пор не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесёт данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, ковал Победу в тылу, прославлял ратными и трудовыми подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дураков Алексей Петрович

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://ru.wikipedia.org/wiki/Дураков,_Алексей_Петрович

Дураков Алексей Петрович
Дата рождения 28 мая 1898
Место рождения Дураково[d], Керенский уезд, Пензенская губерния, Российская империя
Дата смерти 12 августа 1944 (46 лет)
Место смерти Прогар[d], Сурчин, Белград, Немецкая военная администрация в Сербии
Гражданство (подданство)  Российская империя
Род деятельности поэт, переводчик
Годы творчества 1921—1944
Направление поэзия
Жанр стихотворение
Язык произведений русский

Алексе́й Петро́вич Дурако́в (1898—1944) — русский поэт, переводчик.

Биография
Родился в семейном имении Дураково-Черкасское села Дураково Пензенской губернии[1][К 1]. Отец — Пётр Алексеевич Дураков, из бедных дворян, управляющий чужих имений; мать — Анна Фёдоровна, урожд. Каменская.
В 1917 году окончил Симбирский кадетский корпус в чине фельдфебеля и поступил в Морское училище в Петрограде. 12 ноября 1917 года отправлен в заграничное плавание на вспомогательном крейсере «Орёл», побывал на Сахалине, в Японии и Китае. С 1 декабря 1918 г. учился в Морском училище во Владивостоке, которое окончил в январе 1920 года в звании корабельного гардемарина. 30 января 1920 года эвакуировался на «Орле» вместе с флотом. Побывав в Сингапуре, Индонезии, Индии, 12 августа 1920 года прибыл в Дубровник[1].
В 1921 г. поступил на философский факультет Белградского университета[1][3]. Работал на стройке, на ткацкой фабрике, упаковщиком багажа в депо. В 1930 году, при содействии Е. В. Аничкова, завершил образование в университете в Скопье[1]. Жил в г. Вране. Работал с трудными подростками в детском доме для сирот войны, преподавал в гимназии.
После оккупации Югославии в апреле 1941 года вместе с женой, Любовью Михайловной Лещук, примкнул к партизанскому движению. Занимался печатанием и распространением листовок; много ездил по стране и в соседние государства. Трижды сидел в тюрьмах — у болгарских фашистов, недичевцев, немцев. Осенью 1943 года отправлен из тюрьмы в Нюрнберг на принудительные работы. Вместе с женой, добровольно последовавшей за ним, работал на фабрике по 12 часов в сутки. В апреле 1944 года Любови Михайловне удаётся выхлопотать двухнедельный отпуск по болезни. Дураковы, дошедшие до крайней степени истощения, приехали в Белград; друзья переправили их на партизанскую территорию в черте Воеводины, где они стали бойцами Посавской партизанской бригады, в которой капитан-поручиком служил друг Дуракова И. Н. Голенищев-Кутузов[1].
Алексей Дураков погиб в бою на переправе через р. Саву у деревни Прогар[sr] (западнее Белграда); похоронен на берегу. Посмертно награждён орденом Отечественной войны II степени (указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 ноября 1965[1]).

Творчество
Писать стихи начал в эмиграции; самое раннее из сохранившихся датируется 1921 г. Печатался в сборниках стихов Союза молодых поэтов и писателей в Париже, группы «Перекрёсток»[3], кружков «Гамаюн»[3] и «Литературная среда», а также в пражской «Воле России» и выборгском «Журнале Содружества». Вместе с И. Н. Голенищевым-Кутузовым и Е. Л. Таубер участвовал как переводчик в «Антологии новой югославянской лирики» (Белград, 1933)[3]. После войны вдова поэта, Л. М. Дуракова-Иванникова, и И. Н. Голенищев-Кутузов собрали в Белграде все сохранившиеся стихотворения Дуракова в машинописный сборник, оставшийся неизданным.

Избранные публикации
Дураков А. П. Один из солнечных лучей : собрание стихотворений / [сост., подгот. текста В. Резвого; науч. ред.: Е. В. Витковский; послесл. И. Голенищевой-Кутузовой]. — М.: Водолей Publishers, 2005. — 80 с. (Серия «Малый Серебряный век»).

стихотворения http://az.lib.ru/d/durakow_a_p/

Книга памяти. Вадинский район

Отредактировано Дворянкин С.А. (2019-05-28 15:44:10)

0

2

http://archives.kgsu.ru/index.php?optio … p;Itemid=2

Это было под Савой
(Газета «Советская молодежь» (26.04.1990))

«И был расстрелян он у вала.
Река у ног его шептала
Еще привычным шепотком...
И новый день,
             весь мир объемля.
Пролил багрянец на реке,
А он лежал, родную землю
Зажав в поднятом кулаке».
Эти строки о югославском патриоте, расстрелянном фашистскими оккупантами, написаны декабрьской ночью 1941 года русским поэтом-эмигрантом Алексеем Петровичем Дураковым в белградской гестаповской тюрьме. Другие патриоты вынесли тетрадь с этими стихами на волю. Благодаря усилиям жены поэта Любови Дмитриевны стихи увидели свет, но не на родине поэта — на творчество эмигрантов радетели соцреализма наложили прочное табу, — а в изданиях русского зарубежья.
ПОСЛЕ нападения Германии на СССР и жесткой мобилизации, в рейхе немецкая промышленность почувствовала недостаток рабочих рук. Разрешено было использовать труд рабов. Это обстоятельство и спасло тогда жизнь Алексею Петровичу: колонна заключенных из белградской тюрьмы была направлена на заводы Нюрнберга. Любовь Дмитриевна добровольно отправилась за мужем в Германию. Большим подспорьем в борьбе за жизнь оказалось тогда для супругов знание с детства немецкого языка. Может быть, это обстоятельство и помогло Любови Дмитриевне в 1944 году добиться у заводского начальства краткосрочного отпуска «для лечения мужа» — за три года каторжных работ на нюрнбергском заводе Алексей Петрович потерял чуть ли не двадцать килограммов веса. Как бы там ни было, но в начале сорок четвертого супруги Дураковы оказались в Белграде. Но ни отдохнуть с дороги, ни оправиться от изнуряющего труда они не успели. Преданный друг, почитатель его творчества и земляк Алексея Петровича — Илья Николаевич Голенищев-Кутузов, связанный с белградской подпольной организацией «Союз советских патриотов», — организовал переброску их в горы, к партизанам. Подступы к партизанским районам контролировались карательными отрядами, однако местное население не упускало из внимания ни одного шага оккупантов: партизаны всегда знали графики патрулирования, а зачастую и пароли. Опытные проводники без приключений вывели Дураковых на боевое охранение Посавской партизанской бригады. Шел 1944-й, предпоследний год второй мировой. Но жизнь человеческая одним годом не определяется. Годы. Дни. Судьба человека.
...ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННАЯ история Алексея Петровича Дуракова до однообразия сходна с судьбами тысяч офицеров русской армии, разметанных революцией и гражданской войной по миру. Он вдоволь покормил окопных вшей, спасался от солдат, разъяренных жестокостью офицеров, познал горечь отступления, потерю .семьи. а затем — унизмтельную долю носильщика на белградском вокзале. Был момент и неописуемого счастья — они с Любовью Дмитриевной разыскали друг друга.
Еще будучи учащимся Симбирского юнкерского корпуса, а затем офицером Морского корпуса, Алексей Петрович дебютировал в большой печати столицы. Юнкера переписывали тогда в дневники строки поэта-гардемарина:
«Но там, где мгла
                 еще чудесней,
Где гуще очерки теней,
Поет восторженные песни.
Как ты, картавый соловей.

И кто-то вдруг вздохнет
                                   глубоко,
И запоет от вздохов мгла,
Как будто где-то недалеко
Ты утомленная прошла...».
Ему прочили интересный творческий путь. Но судьба решила иначе.
Участь вечного носильщика его не устраивала. Поэзия лишь подкармливала в хроническом безденежьи. Алексей Петрович поступил на филологический факультет Белградского университета и успешно окончил его. Учеба давалась легко. Ведомство образования предложило ему место преподавателя гимназии в Сербии. Там, в самой гуще демократически настроенной интеллигенции, Алексей Петрович начал отдаляться от «белой мечты» — возврата России под знамена монархии. Староэмигрантская психология, от которой, по мнению эмигрантской молодежи, исходил дух мещанского благодушия и самодовольства, устаревшие политические образы больше не устраивали его. В эмигрантской среде выступили молодые силы, отвергнувшие окончательные цели белоэмигрантского движения. Общую мысль «двадцати-тридцатилетних» выразил тогда поэт Владимир Гальский:
«Не проклинайте нас,
                           отцы и деды,
Мы ваша плоть и кровь,
но мы — не вы,
Мы не горели
              в чаяньи победы
И не теряли в бегстве головы
. . . . . . . . . . . . . . . . .
И в этом мире
                  затхло-изобильном
Мы никогда покоя не найдем,
Пока не мстителем,
                 а блудным сыном
Войдем опять в покинутый
                                 наш Дом
. . . . . . . . . . . . . . . . .
Мы не хотим России
                          вахт-парадов,
Колонных зал, мундиров,
                           эполет.
Нам падшего величия
                          не надо,
Но вне Руси нам места
                        в мире нет».
В самом начале 1940-х Алексей Петрович через своих новых друзей установил, связь с югославскими патриотами. Чердак его квартиры превратился в тайное хранилище запрещенных королевской властью книг и других печатных материалов. В творчестве Алексея Петровича произошел еще один поворот. Если раньше его лирика охотно принималась эмигрантскими изданиями Праги. Белграда, Парижа, Риги, то новые «либеральные веяния» наглухо закрыли выход в свет его поэзии. Поэму «Аргонавты», воспевающую подвиг советских покорителей Арктики, едва удавалось пристроить - в малотиражный журнал, а стихотворение «Коля и Оля», написанное в новом, необычном для мировоззрения детей эмигрантов ракурсе по отношению к далекой Родине, не взялась печатать даже самая непритязательная к авторам газетенка.
Алексей Петрович знал: держатся они на инерции. И только страх перед комиссарским террором удерживает основную массу эмигрантов от возвращения на родину. Дай большевистское правительство надежные гарантии безопасности, объяви не фикцию, а реальную амнистию, и тысячи вчерашних врагов Советов потянутся в Россию. И не потребуют ни возвращения потерянного, ни компенсаций. Лишь бы видеть То небо, ходить по СВОЕЙ земле, лишь бы дышать воздухом РОДИНЫ...
Все было верно. Едва немцы оккупировали Европу, как эмигрантское общество единогласно провозгласило лозунг: «Истинные русские патриоты — не с немцами!». Но Алексей Петрович присоединился к тем, кто несколько изменил лозунг: «Истинные русские патриоты — против немцев!». А это уже был призыв к сопротивлению. Так в самом начале борьбы Алексей Петрович оказался сначала в гестаповской тюрьме, а затем на каторге в Нюрнберге.
Антифашистское сопротивление оккупантам в Югославии приняло общенациональный характер. В ноябре 1943 года в городе Яйце собралось антифашистское вече. Секретарь ЦК компартии Югославии Иосип Броз Тито был удостоен звания маршала и утвержден командующим Югославской народной армией. Передавали за верное подробности, что там, в Яйце, боснийка-мусульманка распустила золотое шитье своего национального свадебного наряда, вышила им маршальские погоны и пристроила золотой венец на маршальскую фуражку Тито. А всего в нескольких километрах от Яйце свирепствовали эсэсовцы... Все это волновало, тянуло туда, в бой.
Судьба открыла Дураковым такую возможность. Они оказались среди отзывчивых и мужественных сербов, боснийцев, черногорцев, словенцев, хорватов и македонцев, сражались рядом с ними за свою Россию и за свою Югославию.
Короткий рассказ о русском патриоте, поэте, югославском воине Алексее Петровиче Дуракове закончит его близкий друг, югославский подпольщик, русский князь — потомок прославленной фамилии Илья Николаевич Голенищев-Кутузов:
«ОДНАЖДЫ я пришел в штаб Посавской партизанской бригады и спросил, где я могу найти товарища Алекса (так звали в отряде Алексея Петровича). Комиссар, сдерживая волнение, сказал мне: «Его вчера убили на переправе». И видя мое потрясение, добавил: «И брата моего тоже...». Я не помню, как тогда вышел из штаба.
На следующий день мне удалось на лесной опушке, около реки Савы, разыскать Любовь Дмитриевну. На ней была партизанская пилотка, за спиной — немецкий автомат. Она рассказала мне подробности. За два дня до этого немцы предприняли попытку переправиться через реку. Алексей Петрович находился в заставе, охраняющей подступы к партизанской базе. Пока подоспела подмога, небольшая группа партизан, в которой находился Алексей Петрович, с трудом сдерживала карателей. Когда пулеметчик, брат комиссара, был убит, за пулемёт лёг Алексей Петрович. Ни одному гитлеровцу не удалось переправиться через реку. Все подходы к Саве были усеяны трупами карателей. А в неглубоком окопчике, сжимая «Дегтярев», лежал Алексей Петрович...».
Бывшие югославские партизаны Посавской бригады и сейчас вспоминают всегда веселого, всегда отзывчивого, всегда смелого — бывшего офицера российской армии, как они говорят, — «Нашего Алекса». Его стихи хранят библиотеки многих европейских столиц. Но там, «за бугром», не у нас. Среди тысяч имен своих павших героев благодарные югославы хранят его имя. Сражаясь рядом с ними, он защищал и свою покинутую родину и погиб за нее, немного не дожив до счастливого Дня Победы.
Сергей ЛЫБА.
Белград — Яйце — Рига, 1968, 1990 г

0

3

размышления на тему пензенской топонимики в день рождения Алексея Петровича Дуракова.

Википедия в словарной статье ссылается на статью http://rusgrave.tmweb.ru/card.php?id=103 , однако там место рождения не указано.
По-видимому, в исходном тексте было указано место: имение Дураково-Черкасское Пензенской губернии.
В дальнейшем это указание было расшифровано как село Луговое (в прошлом Дураково) Вадинского (ранее Керенского) района Пензенской области.
М.С.Полубояров подробно описывает, что находилось в селе Дураково Сергиево-Поливановской волости Керенского уезда на 1911 год: "7 крестьянских обществ, 135 дворов, церковь, земская школа, водяные и ветряная мельницы, синильня, кузница, 2 лавки." http://www.suslony.ru/Penzagebiet/vadinsk.htm . Барское имение в этом списке не упоминается. Между тем, в селе Черкасское Керенского уезда (ныне Пачелмского района) Пензенской губернии расположена усадьба, сохранившаяся и поныне, известная в краеведческой литературе как "дворец Охотниковых" (см., например, https://www.ym-penza.ru/kulturnyj-sloj/ … amyatnikom https://russia58.tv/news/117917/ )
Попытаюсь раскрутить генеалогическую цепочку. Строителем интереснейшего дворца-замка  средневековом рыцарском стиле в Черкасском был тогдашний владелец имения барон Сергей Рудольфович Штейнгель (1864-1905).
Династия Штейнгелей на начало 20 века была одной из богатейших в Российской империи. Так, отец Сергея Рудольфовича, барон Рудольф Васильевич Штейнгель (1841–1892), действительный статский советник, инженер путей сообщения, строитель железных дорог, много сделавший для построики Владикавказской железной дороги, порта в Новороссийске. Ему принадлежали дома в Киеве, имения, на свои деньги он содержал клинику при Киевском университете. https://ru.wikisource.org/wiki/РБС/ВТ/Штейнгель,_Рудольф_Васильевич Родные дяди Сергея Рудольфовича, Максим Васильевич и Леонгард Васильевич, были наряду с его отцом учредителями акционерного общества Владикавказской железной дороги. Максим Васильевич - владелец виноградников в Туапсе (имение "Туишхо" в 160 десятин). Леонгард Васильевич был владельцем крупного по тем временам маслобойного завода в Екатеринодаре. Двоюродный брат, барон Павел Леонардович Штейнгель (1880–1965), бакинский нефтепромышленник, стал создателем одного из символов Крыма - знаменитого замка "Ласточкино гнездо" на скале на мысе Ай-Тодор. Родной брат, Владимир Рудольфович (1871-1927), был крупным кубанским аграрным предпринимателем, создателем промышленного и сельскохозяйственного комплекса «Хуторок» с годовым оборотом около 3 миллионов рублей https://ru.wikipedia.org/wiki/Штейнгель,_Владимир_Рудольфович. Брат Фёдор (Теодор) Рудольфович (1870-1946) — политик, член I Государственной думы Российской империи от города Киева от партии кадетов, с февраля 1917 г., после свержения царя - глава исполнительного комитета Киевской городской думы, посол Украинской державы в Берлине (в 1918 при гетмане Скоропадском). Брат Иван Рудольфович (1868-1908) - член правления Владикавказской железной дороги, музыкант и композитор  (подробнее см. http://www.kunstkamera.ru/files/lib/978 … 8-7_28.pdf ).
Однако из-за нехватки средств барон Сергей Рудольфович Штейнгель в 1900 г. вынужден был продать имение в Черкасском кадомскому купцу В. Ф. Андронову, чей сын В. В. Андронов к 1902г. окончательно доделывает и обустраивает дворец-замок.

Из биографии Алексея Петровича Дуракова мы знаем, что его родителей звали: Пётр Алексеевич Дураков и Анна Фёдоровна Каменская.
Из истории села Черкасское https://nasledie-sela.ru/places/PNZ/1430/8739/ :

Сергей Рудольфович фон Штейнгель получил после смерти своего отца наследство более миллиона наличными деньгами, с июля месяца 1893 года стал крупным землевладельцем в Керенском уезде, где приобрел с. Черкасское, имение в котором стал проживать постоянно. Он дал Черкасским крестьянам волю и несколько увеличил размер их личных земельных участков. Избирался Керенским уездным Предводителем Дворянства. Первый его брак распался из-за того, что жена не вынесла слабости мужа к спиртным напиткам, особенно к пиву. После развода он полностью предался пьянству и попал под влияние бывшего Земского начальника Сергея Алексеевича Тутолмина, который познакомил его с семейством вдовы бедной дворянки Анны Васильевны Дураковой, проживающей в г. Керенске. Младшую дочь Дураковой Екатерину выдали замуж за барона, после того, как она родила от него сына Гавриила. Барон усыновил его. Госпожа Дуракова переехала в имение со своим сыном и старшей дочерью. Её расточительность и долгая болезнь барона вынудили его продать имение в 1900г. и купить более дешёвое в селе Салтыково. В 1905 году он умирает. Похороны проходили в Киеве, что окончательно разорили жену Екатерину Алексеевну.

итак, Анна Васильевна Дуракова из Керенска, переехала в дом барона на правах тёщи, ибо ее младшая дочь, Екатерина Алексеевна Дуракова, стала женой барона Сергея Рудольфовича фон Штейнгеля.
Предполагаю, что Анна Васильевна Дуракова - бабушка Алексея Петровича Дуракова, а Екатерина Алексеевна Дуракова (баронесса Штейнгель) - соответственно, его родная тётя.
Дальше воспользуюсь серией статьей Вадима Водославовича Киншина в Башмаковском вестнике "Неизвестные страницы жизни глебовских помещиков Эспехо", из которых следует, что после смерти Сергея Рудольфовича фон Штейнгеля Екатерина Алексеевна вышла замуж за Александра Михайловича Эспехо. У нее было двое детей: Гавриил Сергеевич Штейнгель и Екатерина Александровна Эспехо. Гавриил Сергеевич породнился с семьей своего друга писателя Романа Гуля, ибо они были женаты на родных сестрах.
http://www.vestibash.ru/news-19-3593.html http://www.vestibash.ru/news-19-3655.html http://www.vestibash.ru/news-19-3514.html http://www.vestibash.ru/news-19-3441.html  http://vestibash.ru/news-19-3526.html 

вдова Предводителя дворянства Керенского уезда Пензенской губернии баронесса Екатерина Алексеевна Штейнгель, урождённая Дуракова. Она на 11 лет старше Александра Эспехо, и у нее взрослый сын от первого брака - Гавриил, однако это не явилось препятствием к возникновению взаимных нежных чувств, и 25 ноября 1908 года Александр Михайлович венчался с Екатериной Алексеевной Штейнгель. По воспоминаниям современников, Екатерина Алексеевна обладала удивительной красотой и обаянием. Венчание состоялось в Санкт-Петербурге, рядом с Императорским Александровским лицеем - в церкви Воскресения Христова при Институте принцессы Терезии Ольденбургской на Каменноостровском проспекте. <...>
Гавриил Штейнгель - приемный сын А.М. Эспехо, в 1916 г. в Москве женился на представительнице старинного, но обедневшего рода пензенских дворян - Н. А. Новохацкой, с которой он был знаком еще с детских лет, проведенных в Пензенской губернии. С детства он был другом Романа Борисовича Гуля, ставшего известным писателем в Белой эмиграции. Они были даже женаты на родных сёстрах. В кровавые годы Гражданской войны Гавриил с женой перебрались в Таганрог. Туда же к сыну приехала и Екатерина Алексеевна Эспехо, первая жена А.М. Эспехо. В 1922 г. Гавриил и Наталья погибли, оставив на руках у бабушки новорожденного сына, названного Сергеем. Екатерина Алексеевна, видимо опасаясь за его судьбу, дала ему свою фамилию - Эспехо. До своего ареста Александр Михайлович помогал им, как мог, отправляя из своего скудного заработка по 10-15 руб. в месяц. В 1936 г. они жили в Таганроге, Сергей окончил фабрично-заводское училище. Дальнейшая их судьба не известна. <...>
В 1913 году в семье Эспехо произошло долгожданное событие. 25 октября в Санкт-Петербурге у Александра Михайловича и Екатерины Алексеевны родилась дочь, которую назвали в честь прабабушки - Елизаветой. Обряд крещения был проведен в церкви Вознесения Господня в Адмиралтейских слободах священником Александром Тихомировым. <...>
с Елизаветой Александровной Эспехо произошла совершенно невероятная по тем временам история. Видимо, по совету отца, желавшему спасти дочь, она 15 апреля 1936 г. написала заявление на имя заместителя прокурора СССР Г. М. Леплевского с просьбой о том, чтобы с неё сняли "... позорное звание социально-опасного элемента..." отменили высылку и дали возможность завершить образование в Ленинграде. Её просьба была рассмотрена и удовлетворена. Уже 26 апреля она была освобождена и выехала из Астрахани в Ленинград. Это было просто фантастично. Но никаких сведений о её дальнейшей судьбе в архивах Санкт-Петербурга пока найти не удалось.  Куда молоденькая испуганная девушка одна, без родителей, без средств к существованию могла поехать? Скорее всего, у неё и Александра Михайловича был какой-то план спасения, поэтому нужно искать. В 2011 году я обратился за помощью к астраханскому журналисту А. Куцаеву, который занимается поиском людей, прислал ему сведения о семье Эспехо и адрес в Астрахани, где они жили. Он несколько раз делал объявления по астраханскому радио, но никто не откликнулся.<...>

"
Александр Михайлович Эспехо, второй муж Екатерины Алексеевны Штейнгель (Дураковой) - титулярный советник, Почетный член Санкт-Петербургского Совета детских приютов Ведомства учреждений императрицы, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества, сотрудник Попечителя Орлово-Новосильцевского Благотворительного заведения в Санкт-Петербурге от Императорского Человеколюбивого общества, пожизненный член 4-го разряда Общества Восстановления Православного Христианства на Кавказе, награжденный юбилейной медалью "В память 100-летия Отечественной войны 1812 года", медалью "В память 300-летия царствования Дома Романовых", орденом Св. Станислава 2-ой степени, медалью "В память участия в деятельности Общества во время русско-японской войны 1904-1905 годов", бухарским орденом "Серебряной Звезды" 1-ой степени, остался в Советской России. После 1917 занимался в основном коневодством - руководил Череповецкой племенной конюшней, был чрезвычайным уполномоченным по охране племенного конезаводства от отрядов Антонова, управляющим Моршанской тренировочной конюшни и заместителя председателя технического комитета Моршанского государственного конезавода. С 1935 года - инструктором по шахматно-шашечной работе Союза кооперации. Арестован 7 марта 1935 и осужден к 5 годам ссылки в г. Астрахань вместе с женой и дочерью, работал инструктором шахматной игры в астраханском Доме инженеров и техников. 23 апреля 1938 г. арестован повторно "…за участие в контрреволюционной повстанческой организации, подготовку вооруженного восстания в контрреволюционных целях и ведение контрреволюционной пропаганды и агитации…", направлен в исправительный трудовой лагерь сроком на 5 лет. 22 ноября 1939 г. умер от остановки сердца из-за туберкулеза легких в Онежском лагере НКВД СССР. Реабилитирован 31 августа 1989.

Если мы примем во внимание все эти сведения, то логично будет предположить, что Алексей Петрович Дураков родился в имении Дураково-Черкассое, только находилось оно не в селе Дураково (ныне Луговое) Вадинского района Пензенской области, а в богатом имении своей тети Екатерины Алексеевны Дураковой-баронессы Штейнгель-Эспехо в селе Черкасское Пачелмского района Пензенской области.

p.s. и ещё обратила внимание на то, что мама Алексея Петровича была Анна Фёдоровна, урожденная Каменская. Видимо, родственница баронов Штейнгель, т.к., например, женой барона Леонгарда Васильевича Штейнгеля была Екатерина Павловна Каменская, внучка известного художника-медальера графа Федора Петровича Толстого; женой барона Рудольфа Васильевича Штейнгеля была Мария Фёдоровна Каменская
С уважением, Шарова Мария Александровна

+1

4

Уважаемые форумчане!
Большое спасибо за очень интересные соображения о месте рождения А.П. Дуракова.
Я историк из Москвы, занимаюсь русской эмиграцией в Сербии и поэтому очень интересуюсь судьбой друзей - Алексея Петровича Дуракова и Ильи Николаевича Голенищева-Кутузова.
Сам Дураков во всех эмигрантских анкетах писал, что его место рождения - г. Керенск.
Может быть, кто-то уже смотрел в Пензенском гос. архиве его метрическое свидетельство? По нему можно четко все узнать.
Буду рада, если откликнетесь.
С уважением, Марина Юрьевна Сорокина

Отредактировано Дворянкин С.А. (2020-04-25 00:20:00)

0

5

Здравствуйте, Марина Юрьевна!

Вся имеющаяся в нашем распоряжении информация по Алексею Петровичу размещена здесь, на его персональной странице.
Марина Юрьевна, можете разместить здесь копию упоминаемой Вами анкеты А.П.Дуракова?

0

6

Спасибо, поняла.
Копию размещу, как только сделаю.
На связи, МС

0