Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дружинин Павел Давыдович (Давидович)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ДРУЖИНИН
Павел Давыдович

http://sd.uploads.ru/t/3OzK5.jpg
(15.01.1890 — 10.05.1965)

Советский поэт.

Из крестьянской семьи с. Тезиково Наровчатского уезда, глава которой служил писарем. В 1908 г., не видя в селе никакой для себя перспективы, Дружинин уехал в Москву, где стал пробовать писать стихи, подражая стилю любимого им поэта Алексея Кольцова. Литературный дебют состоялся в газете Суриковского литературного кружка «Доля бедняка», в которой было напечатано стихотворение Дружинина «К ней».

С началом Первой мировой войны он был призван в армию. Уже позднее в армейской газете время от времени появлялись его фельетоны и редкие стихи. С 1920 г. он проходил службу в Ташкенте, где издал небольшую книжку стихов под названием «Песни самоучки». Здесь жеДружинин знакомится с Есениным. Вот как он сам писал об этом:

«С Сергеем Александровичем Есениным я познакомился в Ташкенте. Произошло это знакомство, если не изменяет мне память, в 1921 году. Работал я в то время в управлении продовольственного снабжения армий Туркестанского фронта. В один из жарких ташкентских дней, сидя спиной к раскрытому окну за служебными делами, я почувствовал какое-то странное беспокойство. Такое беспокойство обычно бывает с людьми, когда на них кто-нибудь незаметно, но пристально смотрит. Оглянувшись, я увидел на тротуаре перед окном поэта Александра Ширяевца и рядом с ним незнакомого мне молодого человека в элегантном сером костюме и серой шляпе. Оба они, Ширяевец и незнакомый молодой человек, глядели на меня и улыбались, а Ширяевец делал знаки, чтобы я вышел на улицу. Любимым выражением Ширяевца, когда он встречал меня, было «Эй, Русь!»

В 1923 г. Дружинин вернулся в Москву, где сразу же был принят в литературную группу «Перевал», созданную в 1923 г. Александром Вронским, руководил группой Николай Зарудин. В «Перевал» входили Эдуард Багрицкий, Дмитрий Кедрин, Артём Весёлый, Александр Малышкин, Михаил Светлов, Иван Катаев и др. Больше всего Павел Давыдович радовался членству в «Перевале» Александра Георгиевича Малышкина — уроженца Мокшанского уезда. Войдя в литературную среду Москвы, Павел Давыдович усвоил более профессиональные навыки в поэтическом творчестве.

В годы Великой Отечественной войны П.  Д. Дружинин вернулся в родные места, много печатался в областной газете «Сталинское знамя», часто приезжал в Пензу, люди которой уважали своего земляка и порождали в нём творческое вдохновение.

________________________________________

Источник: Тюстин, А. В., Шишкин И. С. Пензенская персоналия.
Славу Пензы умножившие. [В 3 т.]. Т. 1 (А-Л).: [биогр. слов.]
/ Тюстин А. В., Шишкин И. С. — Пенза : б. и., 2012. – 208 с.: портр.— с. 110.

Источник: http://penzahroniki.ru/index.php/spravo … 10-05-1965

Па́вел Дави́дович Дружи́нин (1890, Тезиково, Наровчатский уезд, Пензенская губерния — 1965) — русский крестьянский поэт, литератор, автор воспоминаний о встречах с Сергеем Есениным.

Павел Давидович Дружинин родился в крестьянской семье в селе Тезиково Наровчатского уезда Пензенской губернии. Отец Павла, «самоучкой» выучившись писать, был писарем в селе, мать Павла писать и читать не умела. Семья Дружининых жила бедно. Окончил 3 класса сельской школы. В 18 лет Павел Дружинин уехал в Москву и стал сначала работать дворником, а потом рабочим на кожевенном заводе.

В Москве Павел Дружинин стал пробовать писать. Первое его сочинение «Сочинение из деревенской жизни» было ему возвращено из издательства «Посредник» с резолюцией «Не подходит». В дальнейшем Павел Дружинин стал писать стихи, подражая творчеству русского поэта Алексея Кольцова. Его первое подобное стихотворение «К ней», представляющее переработанную частушку, было опубликовано в еженедельной газете Суриковского литературного кружка «Доля бедняка».

В дальнейшем Павел Дружинин был призван в армию. После революции П. Дружинин проходил службу на Восточном фронте. В это время в армейской газете публиковались написанные им фельетоны. В 1920 году он был переведен на службу в Ташкент. В Ташкенте он издал свою первую книгу стихов, которая называлась «Песни самоучки». В мае 1921 года Павел Дружинин познакомился в Ташкенте с Сергеем Есениным, который гостил в Ташкенте в это время у своих друзей.

После демобилизации из армии в 1923 году Павел Дружинин вернулся в Москву, где он опубликовал несколько своих поэтических сборников.

В 1927 году стихи Дружинина резко обругал Н. Бухарин в газете "Правда". Дружинина перестали печатать, он начал пить.

В 1933 году в своей книге стихов «Серебряный вечер» он опубликовал стихотворение «Поэт», посвященное памяти Сергея Есенина.

В годы Великой Отечественной войны П.  Д. Дружинин вернулся в родные места, много печатался в областной газете «Сталинское знамя», часто приезжал в Пензу, люди которой уважали своего земляка и порождали в нём творческое вдохновение.

Последняя книга Павла Дружинина «Большая земля» была издана в 1960 году.

Источник: Википедия


Газета "Пензенская правда" :

В военные годы в подготовке газеты принимали активное участие эвакуированные в Пензу писатели П.И. Замойский, Ф.В. Гладков, П.Д. Дружинин и другие.

+1

2

http://www.studia-vasin.ru/chitaem-anto … hinin.html

http://s0.uploads.ru/t/xIX4S.jpg
Фотография из архива Е. В. Васильевой
---
Умер Павел Давыдович Дружинин в Москве.


http://zinin-miresenina.narod.ru/profile6.html Зинин С.И. С.А.Есенин и его окружение. Библиографический справочник

Дружинин Павел Давыдович  (1890  -  1965), поэт.
            Родился в селе Тезиково  Наровчатского уезда Пензенской губернии. Его отец   «самоучкой» осилил грамотность и был писарем. Мать -  безграмотная крестьянка. Жили в бедности. В 18 лет «зайцем»  Павел уехал в Москву, где с трудом устроился дворником, а потом рабочим на  кожевенном заводе. Начал писать, подражая Кольцову. Первый  сборник «Сочинение из деревенской жизни» был возвращен из издательства «Посредник»  с резолюцией «Не подходит». В  газете  Суриковского литературного кружка «Доля бедняка»   было напечатано  его наивное стихотворение «К ней», напоминающее переработанную  частушку. Был призван в армию. После революции П.Дружинин служил на Восточном фронте. В армейской газете публиковал фельетоны. В  1920 г.  в Ташкенте  издал  книгу стихов «Песни самоучки». В мае 1921 г.  в Ташкенте познакомился с Сергеем Есениным, бывал с ним на  литературных вечерах.  В 1923 г.  после демобилизации возвратился в Москву.  Издал  поэтический  сборник  «Соломенный шум» (1924). . В 1924 г.  входил в литературную группу «Перевал» при редакции журнала «Красная Новь».   Вместе с Есениным принимал участие в похоронах А.Ширяевца.
              В 1933 г.  в  книге стихов «Серебряный вечер»  опубликовал  стихотворение  «Поэт» («О, знаменитый и  кудрявый…»), посвященное  С.А.Есенину. Последняя книга П.Дружинина  «Большая земля» была издана в 1960 г.  Написал небольшие воспоминания «Встречи с Есениным», которые впервые были опубликованы  16 марта 1966 года в газете «Пензенская правда».
   1.  Воспоминания – 75,  с.299-300    2. КЛЭ, Т.2,  стб. 807      3.   Тартаковский П.. Свет вечерний шафранного края…(Средняя Азия в жизни и творчестве  Есенина», Ташкент, 1981, с. 61-64.


http://www.serdobsky.ru/news-7-3829.html

29.04.2014
Сердобск литературный
---
ДРУЖИНИН  ПАВЕЛ  ДАВЫДОВИЧ  (1890 -    ), поэт, журналист, член Союза писателей СССР. Родился в Наровчатском районе Пензенской области. Автор более десятка сборников стихов.Среди них: "Песни самоучки" (1920), "Соломенный шум" (1924), "Черный хлеб" (1928),  "Золотой ковш" (1931), "Серебряный ветер" (1933), "Стихи" (1938),  "Избранные стихи" (1946),  "Большая Земля"(1956) и другие. В начале 1920-х годов он  служил в войсках ЧОН в г. Сердобске.


http://bookz.ru/authors/sbornik/poezia- … s_920.html Поэзия Серебряного века  с.30

Дружинин Павел Давыдович (1890–1965) – поэт, представитель крестьянской поэзии. В начале 1927 г. подвергся критике со стороны Бухарина в его речи на XXIV ленинградской губпартконференции, где тот обширно цитировал и издевательски комментировал стихи Дружинина. Это выступление было воспринято большевистскими критиками как сигнал, после чего творчество Дружинина подверглось обструкции в прессе (см.: Незнамов П. О поэтах и установках, 1928 и др.).


Википедия написал(а):

Последняя книга Павла Дружинина «Большая земля» была издана в 1960 году.

наверное, имеются ввиду прижиненные издания.
Сборники стихов П.Д.Дружинина переиздавались и позже, например в Москве был изданы сборник "В гостях у солнца" в 1965 и сборник "Стихотворения" в 1987 см. каталог СПбГИК

архив Павла Давыдовича Дружинина - рукописи, письма, рецензии, сборники стихотворений, фотографии (221 единица хранения) - находятся в Российском государственном архиве литературы и искусства в Москве (РГАЛИ), фонд 1514 http://test2.altsoft.spb.ru/fund/11013720/1
В Российской государственной библиотеке (бывшей Ленинской) в Москве хранится сборник "Избранные стихи" П.Д.Дружинина с автографом, изданный в 1947г. в Пензе http://search.rsl.ru/ru/record/01005791120

Отредактировано простомария (2017-05-21 17:58:13)

0

3

http://esenin.ru/o-esenine/vospominanii … s-eseninym

П. Дружинин
Встречи с Есениным

С Сергеем Александровичем Есениным я познакомился в Ташкенте. Произошло это знакомство, если не изменяет мне память, в 1921 году.

Работал я в то время в управлении продовольственного снабжения армий Туркестанского фронта. В один из жарких ташкентских дней, сидя спиной к раскрытому окну за служеб­ными делами, я почувствовал какое-то странное беспокойство. Такое беспокойство обычно бывает с людьми, когда на них кто-нибудь незаметно, но пристально смотрит. Оглянувшись, я увидел на тротуаре перед окном поэта Александра Ширяевца и рядом с ним незнакомого мне молодого человека в эле­гантном сером костюме и серой шляпе. Оба они, Ширяевец и незнакомый мне молодой человек, глядели на меня и улыба­лись, а Ширяевец делал знаки, чтобы я вышел на улицу.

Любимым выражением Ширяевца, когда он встречал меня, было: «Эй, Русь!»

— Эй, Русь, знакомься: Сергей Есенин,— сказал он, и его широкое круглое лицо расплылось в улыбке еще шире.

От неожиданности я даже растерялся. Сергей Есенин вхо­дил в то время в большую славу, она докатилась уже и до Ташкента. Стихи Есенина декламировали не только поэты, но и артисты, студенты, молодежь...

Передо мной стоял очень приятный на вид, простой, скром­ный паренек и с застенчивой улыбкой протягивал мне руку.

В Ташкенте Есенин пробыл несколько дней. Он читал свои стихи, отрывки из поэмы «Пугачев» в кружке ташкентских стихотворцев, выступал в городской публичной библиотеке на специально посвященном ему литературном вечере. И всюду, где бы я ни встречался в эти дни с Есениным, я видал перед собой светлоликого и тихого юношу с характерной есенинской прической. Он был как-то вдумчиво невозмутим. Только однажды на вечере местного пролетарского поэта Семена Окова в театре имени Луначарского я увидел Есенина несколько другим.

Выйдя на сцену, Оков начал рассказывать свою биогра­фию. Мы с Есениным наблюдали из-за кулис за публикой, среди которой, как нам показалось, было немало так называе­мых бывших людей. Когда Оков начал перечислять свою ро­дословную и разъяснять, что он родился от бездомной нищен­ки чуть ли не в хлеву, в зале послышался злой смех. Есенин вдруг потемнел в лице, сжал кулаки и полушепотом загово­рил: «Зачем, зачем он это делает, унижается, да еще перед кем унижается, чудак!»...

Когда умер А. Ширяевец, мы вместе с Есениным ходили покупать ему покойницкую сряду. Есенин почему-то настаи­вал купить Ширяевцу шелковые носки. Так он и говорил: «Надо обязательно купить Саше шелковые носки». Вид у Есе­нина был очень удрученный, и мне казалось, что он вот-вот расплачется.

После этого я не встречался близко с Есениным. Увидел я его в последний раз в Доме печати уже в гробу.

Сергей Есенин. Исследования. Мемуары. Выступления. Юбилейный сборник./ Под общей ред. Ю. Л. Прокушева. Москва, «Просвещение», 1967.

0

4

http://etnografiavko.kz/etno9_files/fond3.html

Пётр СУШКО©, старший научный сотрудник Восточно-Казахстанского областного
архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея-заповедника.
spn4@inbox.ru

СОЛОМЕННЫЙ ШУМ
(Об атрибуции безымянного поэтического сборника)

http://sh.uploads.ru/t/X9RlD.jpg

В начале 2004 года при ретроспективном изучении  коллекции фонда редких книг Восточно-Казахстанского этнографического музея-заповедника    мое внимание привлек старый сборник стихов, у которого отсутствовали обложка,  титульный лист и имя автора. Листы сборника  были ломкими и  напечатаны на сильно проклеенной бумаге, значительно пожелтевшей от времени. Первая часть книги с  посвящением «Памяти моей матери» называлась «Аржаные песни», вторая имела пугающее название (в свете катастрофических событий конца XX века) «Черная быль».

На нескольких страницах обнаружилось название сборника – «Соломенный шум». Судя по штампу на странице 84, книга принадлежала ранее некоему Серафиму Тарбинскому. Книга поступила в редкий фонд музейной коллекции в 1996 году из научной библиотеки музея. Сведений о том, как она попала в  библиотеку музея, не сохранилось.

Судя по тому, что ряд стихотворений датирован 1921-22 годами, можно было предположить, что стихи были изданы в первой половине двадцатых годов XX века. В группе стихотворений  автор рисует картину голодающей и разоренной русской  деревни:

По дороге от лунного света
Белой пыли плывет помело…
Тишина притаилась… А где-то
Изнуренное никнет село.

Черной копотью дышат избушки,
Дышат горем и черной нуждой.
В шапку медные нищим полушки
Теплит небо звезду за звездой.

Плачет, плачет в меже перепелка –
Выливает вечернюю грусть.
Рыщут в поле голодные волки,
Карауля голодную Русь.
                    («Сумерки», 1921)                                                                                 

Для тех суровых лет  подобные стихи были актом гражданской смелости поэта, так как вступали  в противоречие с насаждаемой мифологией молодой советской республики.

В те годы, а позднее, в 30-х годах XX века, это не могло оставаться без последствий, а нередко стоило смелым авторам  и жизни. Поэт явно принадлежал к кольцовской школе, но с характерными для начала XX века языческими метафорами:

Жизнь непогожа и сурова
И каждый день рычит грозой,
Но сердцем выжженое слово
Летит жар-птицей над землей.

Язык стихов автора «Соломенного шума»  живой и певучий, с легкими вкраплениями диалектных слов, с присутствием тонкого юмора. 

Блещет небо холодною сталью
Закаляя морозную крепь.
И грозит необъятною далью
Необъятно широкая степь.

Закопались в сугробах ветелки,
Не видать ни дороги, ни вех.
По ночам туполобые волки
Лезут в черные пасти застрех…

С ранних сумерек – дикое пенье,
Редкий вечер не ноет пурга,
И как призраки, тонут селенья
В лебединых пушистых снегах…

А по избам, на мягких закорках,-
Где маячат чуть-чуть огоньки –
Крепко пахнут ядреной махоркой
И овчинным теплом мужики.
   («Север»)

Поиск имени автора сборника стихов начался с изучения реалий, изображенных в стихотворениях. Так в   стихотворении автор «Грубая поэма» говорит о поэте  по имени Антон и  называет его  «талантливым».

Кроме того, если допустить, что автор «Соломенного шума»  был в возрасте около тридцати лет, то получается, что он родился около 1890 года.

Изучаю многочисленные литературные словари и справочники. Так в литературной энциклопедии «Писатели русского зарубежья» (1, с.238) нахожу поэта с похожим именем, родившегося в 1896 году Это Ладинский Антонин Петрович. Но, судя по биографии, он уже в 1920 году эмигрировал из России, а наша книга, явно написана в советской России, примерно в двадцатые годы. К тому же Ладинский издал свою первую книгу в 1931 году. Известная русская поэтесса Серебряного века, Зинаида Гиппиус,  печаталась под псевдонимом   Антон Крайний, но она эмигрировала из России еще в 1919 году, да и по содержанию стихов и возрасту, она не соответствует нашему «неизвестному»(2,с.185 ).

Видимо, имя Антон, приведенное в стихотворении «Грубая поэма» никак не связано с именем самого автора. Попробуем рассмотреть другую реалию сборника.

В стихотворении «Сиделки» поэт сделал посвящение некоему Ф.Д.Дружинину. Ищу сведения о Дружинине Ф.Д. и в Большой советской энциклопедии, изданной в тридцатые годы, встречаю похожую фамилию со вторым инициалом «Д».  Но это Павел Дружинин, родившийся в 1890 году, входивший в литературную группу  «Перевал» (3, с.515).

Машинально просматриваю краткий перечень его изданных книг  и буквально натыкаюсь на знакомое словосочетание «Соломенный шум», поэтический сборник, изданный в Москве в 1924 году в Государственном издательстве.

Так было установлено имя автора стихов безымянного сборника, Павла Давыдовича Дружинина[1].

Позднее после длительного поиска были найдены довольно подробные сведения об авторе «Соломенного шума». Жизненный и творческий путь П.Д.Дружинина был сложным и не всегда  усеян розами. Родился Дружинин в селе Тезиково Наровчатовского уезда Пензенской губернии. Закончил Земскую трехклассную школу.

Из родителей грамотным был только его отец, Давыд Изотович, который интересовался книгами и журналами, преимущественно по агрономии и садоводству. Умер отец рано, когда сыну было восемь лет. В семь было шестеро детей[2], поэтому Павел немногим старше десяти лет поступил работать на спичечную фабрику Лошкарева.

Через семь лет он уезжает на заработки в Москву. Бродяжничает, работает на шелкомотальной фабрике и  деревянном складе. Уже с тех лет он увлекается книгами Гоголя, Горького и Семенова.

Но после знакомства со стихами Кольцова буквально «заболел» стихами и стал себя пробовать в стихосложении. Первая публикация  состоялась в газете «Доля бедняка». Более шести лет Дружинин прослужил в царской армии, в том числе три с половиной года на фронтах первой мировой войны.  В 180-м пехотном полку опубликовался в «Виленском листке». После 1917 года он активно публикуется в периодической печати. В 1920 году в Ташкенте вышел его первый поэтический сборник «Песни самоучки».  С 1920  по 1947 год Дружинин издает сборники с регулярностью не реже одного раза в четыре года. И лишь в 1928 году он выпустил три сборника  «Бабья доля», «Каменный язык», «Черный хлеб»[6,с.5, Автобиография;7,с. 166]. При  жизни Дружинина вышло восемнадцать сборников, кроме того, более пятнадцати публикаций -  в периодике и поэтических сборниках литературного объединения  «Перевал»[8].   Поэтический сборник «Соломенный шум» был вторым прижизненным  изданием поэта.      Поначалу все было  благополучно: писал стихи, участвовал в литературном объединении «Перевал». Максим Горький в письме Воронскому из Соренто в 1926 году отмечал:
«В «Красной нови» весьма хороши стихи Дружинина «Гоголь». Что Дружинин – молодой». В письме к А.В.Луначарскому: «Не можете ли Вы помочь молодому поэту Дружинину, выдав ему субсидию из «фонда молодых дарований». Очень прошу. А.Пешков» (4,с.5).
Сергей Викулов пишет, что «среди своих современников Дружинин пользовался уважением и популярностью, о чем говорит и его близость с Есениным»[4, с.11]. Известные писатели и поэты в некрологе от 13 мая 1965 года в «Литературной газете» писали: «О стихах высоко отзывался Есенин»[5.с.4].   

Печальную роль сыграл в судьбе Дружинина Николай  Бухарин.  12 января 1927 года  в  газете «Правда» появилась его статья  «Злые заметки», где партийный идеолог характеризовал Павла Давыдовича как русского националиста и человека, не владеющего грамматикой русского языка: «Это уж не только «национальная ограниченность». Это просто-напросто шовинистическое свинство» [9, с.201]. А причиной странной статьи стала невинная по содержанию строфа стихотворения:

О, Русь чудесная! Жива ты,
Как живы русские блины.
Твои соломенные хаты
Овсяной тайною полны

«Так, на десятом году диктатуры пролетариата, как мы видим место кваса заняли блины (9, с.102)

После этой статьи Дружинин на долгие годы получил клеймо кулацкого поэта, исключен из массовых энциклопедических изданий. Свою несправедливую характеристику Дружинину как поэту Бухарин повторил в уже упомянутом томе Большой советской энциклопедии, будучи одним из ее редакторов[3, с. 515] . Примечательно, что здесь статья  была анонимна, в то время как статьи, расположенные рядом, имеют авторов. За год до этой статьи  такой же бесчестный аноним  в Литературной энциклопедии угодливо вторил злым заметкам Бухарина: «Большой художественной ценности  творчество Дружинина не представляет»[10]. Злобный  «шар», с  вопиющей необъективностью запущенный в 1927 году Бухариным,  продолжал  «катиться» практически до конца XX века. Имя Дружинина осталось только в редких специальных изданиях, самое доступное из которых Краткая литературная энциклопедия [11,с.807]. Изданный в 2000 году биографический словарь «Русские писатели XX века» также проигнорировал Дружинина[2].

Знаменательно, что автор монографии о литературном объединении «Перевал» Г.А.Белая даже не упоминает об активном члене этого объединения П.Д. Дружинине, видимо, не без участия бдительной партийной цензуры. Но она же замечает, что «на рубеже 20-30-х годов перевальцы были разбиты, многие из них не переизданы до сих пор…

Зато есть фальсифицированные документы, ложные политические обвинения, конъюнктурные оценки, которые до сих пор не пересмотрены» [12]. Нет упоминаний  о Дружинине в сборника статей его соратника и руководителя группы «Перевал» Воронского А.К.(14). Поэт был системно исключен из школьных и вузовских учебных курсов  и программ по русской литературе.

И только Илья Сельвинский  стал единственным  крупным писателем, который смог мужественно противопоставить себя идеологической партийной «машине»и  дать  объективную оценку стихам Дружинина в 1947 году: «Большой мастер стиха. Только сейчас, когда я прочитал сборник избранных его стихотворений, он поднялся передо мной во весь рост. В поэзии Дружинина разлита чудесная певучесть русского народного стиха, доведенного до высоты современного понимания ритма. В его стихах большое разнообразие чувств, переживаний, настроений – удаль сменяется раздумьем, печаль – юмором. Эти стихи живы,  живы каждой строчкой, каждой жилкой. Читая Дружинина, просто отдаешься во власть его теплой и мудрой души и движешься, уносимый тихим, но мощным течением его замечательного мастерства»(3).

Умер поэт в 1965 году.

Несмотря на политическую конъюнктуру XX  века имя этого талантливого поэта постепенно возвращается в русскую литературу. В 1980 году, через пятнадцать лет замалчивания, выходит   его поэтический сборник в Приволжском книжном издательстве, через семь лет – в издательстве «Советская Россия»[13].

Спустя двенадцать лет после кончины поэта Сергей Викулов писал о его стихах: «В знании склада народной речи, деревенского быта, в отличном понимании русской крестьянской натуры сила таланта поэта.

Но Павел Дмитриевич не весь в этом. Свежо и объемно, реалистично описывает он природу. Особенно хороши у Дружинина лирически стихи – раздумья, не притягательные внешне, но с мощным глубинным течением, захватывающим сердце».

По дороге в снег жасминовый,
Зацелованный пургой,
Рассыпает звон малиновый
Колокольчик под дугой.

Пузырем тулуп и валенки
Растопырились в санях.
Тычет рожки месяц маленький
То в оглобли, то в меня.

Лезет блажь такая в голову
От дороги, от тоски.
Плавят звезды в небе олово
И играют в казанки.

Вороной храпит и бесится
В белом инее – хомут…
Скушно, скушно[3] с рыжим месяцем
В чистом поле одному.

Поднеси ковшом, Медведица,
Бражки сладкой и хмельной,
Может быть, скорей доедется
С песней дикой и шальной!

(«Зимняя дорога»)

Певец  уходящей крестьянской России,  Дружинин находил Прекрасное в каждом времени года. А в России нужно быть настоящим поэтом, чтобы понять и увидеть неброскую красоту русского пейзажа. Так его коллега и лидер  общества «Перевал» А.К.Воронский  категорически не видел красоты в русском пейзаже(14, с. 42).В  противовес странной  близорукости литературного функционера поэт, как прирожденный крестьянин, необычайно тонко воспринимал, емко  и убедительно рисовал в своих стихотворениях русскую природу, неразрывно связанную с жизнью  и трудами земледельца. Читая стихотворения Дружинина о природе России, невольно вспоминаешь картины великого Питера Брейгеля Мужицкого.

Возникает некая образная параллель. Картина Брейгеля «Возвращение стад» и элегичное стихотворение Дружинина об осени проникнуты неизъяснимой грустью:

Осенней хмарой сосет избенки
Глодает ветер плетни гумна.
Новорожденным слепым котенком
Горбатясь в небе, плывет луна.

Тревожит душу печаль немая...
Ползет по крышам зеленый мрак,
Из подворотен не слышно лая
Немолчных стражей – ночных собак…

Мажорное великолепие раннего лета  выплескивается на зрителя с картины «Сенокос». Тем же радостным  духом проникнуто стихотворение «Не напрасно поле мерил»:

Ранним гостем спозаранку
Приходил на тихий плес
Слушать мельника тальянку
И веселый шум берез.

Ах, не зря и не напрасно
На поемные луга
Приходил я в полдень ясный
Под душистые стога…

Леденящий холод зимы  ощущается у Брейгеля в «Охотниках на снегу» и уже процитированном стихотворении «Север». «Слепцы» и «Старуха» Брейгеля в их жесткой натуралистичности имеют параллель в необычайно колоритных и  безжалостных по реализму стихотворениях Дружинина «Слепец» и «Старуха»:

Лицо без глаз изрыла оспа,
Ввалился жуткой ямой нос…
А он поет и славит господа
В сионе светлом, в кущах роз…
(«Слепец»)

Как подлинный поэт Павел Дружинин блестяще владел искусством звукописи. Так в стихотворении «Замужница» мы  слышим шелест красивых тканей одежд молодой женщины, а в  «Гробовщике» -  звук часто двигающегося по доске рубанка:

Уж не мне золотым сарафаном
В хороводах плескать и шуметь,
Затуманилась мутным туманом
Светозорняя радость в уме.

Отзвенели подруженьки-пташки,
Отшептались в траве голоса
И на вышитой тонкой рубашке
Отцвела алой лентой коса.

Вянут белой ромашкою руки,
В кашемировых складках – печаль…
Где вы, где вы, гармоники звуки
И любимая шаль на плечах…

Отсмеялись на платье цветочки,
Юбок розовых запах и хруст,
Только в беленьком милом платочке
И орехов и пряников – грусть.

Так, неожиданная находка в музейной коллекции  настоящей библиографической редкости середины 20-х годов XX века  позволила нам вспомнить о талантливых стихах опального русского поэта  Павла Давыдовича ДРУЖИНИНА(1890-1965)4.

И хочется верить, что имя этого самобытного поэта России Павла Дружинина будет возвращено на достойное место в истории русской литературы после многих лет несправедливого забвения.       

В конце жизни  поэт с привкусом горечи заметил, что слава « не так глупа, чтобы заходить к любому и каждому». А в стихотворении «Жизнепеснь» он  умудрено и мужественно констатирует:

Один лишь раз я буду молод,
Однажды буду только стар.
Вот почему тепло и холод
Неоценимый, светлый дар.

Всего лишь раз в житейском море
Мне плыть на синем корабле,
Вот почему и смех и горе
Любить я должен на земле.

Пусть будут скорби постоянно,
Но жизнь и в скорби хороша.
И славит миг свой непрестанно
Моя поющая душа.

Автор благодарит сотрудников Российской Национальной библиотеки (Санкт-Петербург), заведующую информационно-библиографического отдела  Е.Д.Жабко и библиографа Е.Д.Лапидус  за любезно оказанную неоценимую помощь в ходе проведенного исследования.

©П.Н.Сушко, Усть-Каменогорск

БИБЛИОГРАФИЯ
1.Литературная энциклопедия русского зарубежья, 1938-1940. Писатели русского зарубежья: М, 1992;
2.Русские писатели XX века .Биографический словарь: М. БСЭ, 2000;
3. Большая советская энциклопедия, т.23: М, , 1931, КП-39-26649 ВКМЗ;
4.С.Викулов. Песни сердца// Предисловие к сборнику стихов: П.Д.Дружинин.     Стихотворения: М,1987, Советская Россия;
5. «Литературная газета», некролог на смерть П.Д.Дружинина,1965, от 13 мая;
6.Предисловие И.Сельвинского// П.Д.Дружинин. Избранные стихи: Пенза,1947;
7.О.Савин//Пенза литературная, Саратов,1984;
8. Письмо Российской национальной библиотеки, СПб, от 02. 06. 2004//  П.Д.Дружинин. Библиография публикаций. Статьи о нем;
9 Н.И.Бухарин. Этюды: М, Книга, 1988;
10. П.Д.Дружинин: Литературная энциклопедия, т. 3, М, 1930;
11. Краткая литературная энциклопедия, т.2, М:, 1964;
12. Г.А.Белая. Дон Кихоты 20-х годов. «Перевал» и судьба его идей: М., 1989;
13. Зори огневые. Избранные стихи: Саратов, , 1980; Стихотворения: М, Советская Россия, 1987;
14.А.К.Воронский. Искусство видеть мир. Портреты.Статьи :М, 1987.

[1] Дружинин П.Д.Сборник стихов «Соломенный шум» ,М, ГИЗ, 1924, КП-21-21838 ВКМЗ
[2] Вероятно, одного из своих братьев имел в виду поэт, посвящая ему стихотворение «Сиделки»             
[3] Орфография 20-х годов прошлого века
[4]  К сожалению, пока  не найдены сведения о владельце сборника Серафиме Тарбинском

0