Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте Из Пензенской области на фронты Великой Отечественной войны было призвано более 300 000 человек, не вернулось около 200 000 человек... Точных цифр мы до сих пор не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесёт данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, ковал Победу в тылу, прославлял ратными и трудовыми подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Приказы о персональном учете в Армии

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Информация с сайта http://www.soldat.ru/doc/nko/1941.html :

"№ 109

ПРИКАЗ  С  ОБЪЯВЛЕНИЕМ   ПОЛОЖЕНИЯ  О  ПЕРСОНАЛЬНОМ  УЧЕТЕ ПОТЕРЬ  И  ПОГРЕБЕНИИ  ЛИЧНОГО  СОСТАВА  КРАСНОЙ  АРМИИ В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ

№ 138 15 марта 1941 г.

1. Ввести в действие объявляемое Положение о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время.
2. Всему высшему, старшему и среднему начальствующему составу тщательно изучить это Положение.
3. Главному интенданту Красной Армии к 1 мая 1941 г. снабдить войска медальонами и вкладными листками по штатам военного времени, а штабы военных округов — бланками извещений и форм именных списков.
4. Приказ НКО 1939 г. № 23896 отменить.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко

ПОЛОЖЕНИЕ
О ПЕРСОНАЛЬНОМ УЧЕТЕ ПОТЕРЬ И ПОГРЕБЕНИИ ПОГИБШЕГО ЛИЧНОГО СОСТАВА КРАСНОЙ АРМИИ В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ

Раздел I Общее положение

1. Положение о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время определяет систему персонального учета потерь на фронтах, порядок погребения погибших и устанавливает правила извещения населения страны о судьбе их родственников — военнослужащих действующей армии.
2. Все документы и переписка по учету персональных потерь являются секретными, за исключением извещений семей погибших.
3. Извещение семьи погибшего военнослужащего является документом для возбуждения ходатайства о назначении пенсии.

Раздел   II Персональный учет в войсковых частях, соединениях и учреждения Красной Армии

4 Каждый командир и начальник, начиная от командира отделения и выше, при любых условиях боя обязан вести точный учет личного состава подчиненного ему подразделения, части.
В персональном учете должно быть указано: в каких боях и где участвовал боец, младший командир, как он вел себя в этих боях (храбр — предан Родине; трус — дезертир).
При убытии из части (по ранению, болезни) характеристика о поведении бойца в бою должна быть сосредоточена в штабе части.
О всех происшедших изменениях в личном составе подразделения немедленно доносится вышестоящему командиру, начальнику.
5. Прибывшее пополнение в подразделение и часть берется на персональный учет до ввода его в бой. Штабы полков и батальонов, а также командиры рот, взводов и отделений должны тщательно проверять и точно устанавливать, что прибывшее наличие людей пополнения точно соответствует полученным на них спискам.
О всех неявившихся штаб части немедленно сообщает в запасной полк, РВК или на пересыльный пункт, откуда прибыло пополнение, для принятия мер розыска и привлечения к ответственности.
Все лица, явившиеся без документов в числе пополнения или одиночным порядком на укомплектование части и подразделений, сразу же берутся на особый учет, в боевые подразделения не назначаются до тщательного выяснения.
После выяснения все подозрительные лица арестовываются и передаются в третьи отделения дивизии и в третьи отделы корпуса, армии, фронта (округа).
Каждый высший штаб, направивший пополнение в часть, обязан проверить факт принятия пополнения и сообщить в запасной полк о прибытии и приеме пополнения. В частях каждый командир подразделения лично докладывает в порядке подчиненности о принятом пополнении.
6. По окончании каждого боя командир подразделения, части проверяет личный состав и немедленно доносит по команде о безвозвратных потерях*.
* Статьи 7—10 приказа, определяющие порядок учета потерь личного состава в отделении, взводе, роте, батальоне, опущены.

Учет в штабе полка (отдельной части)

11. Персональный учет потерь в штабе полка и в отдельной части производится по именным спискам персональных потерь в подразделениях, входящих в состав полка (отдельной части), и на основании поверки личного состава некоторых подразделений на выборку.
12. После точного установления персональных потерь путем строгого контроля штаб полка объявляет в приказе по полку список выбывших из полка, вносит изменения в учетные документы штаба полка и представляет через каждые три дня список персональных потерь всего личного состава полка в штаб дивизии (форма 2)*. На раненых и больных бойцов и младших командиров, выбывших на излечение, заносится в именные списки характеристика об их поведении в бою.
13. По установлении смерти военнослужащего и места его погребения штаб полка (отдельная часть) немедленно высылает извещение (форма 4) непосредственно родственникам по месту их жительства — на начальствующий состав кадра и младший начсостав сверхсрочной службы; в районный военный комиссариат — на рядовой и младший начальствующий состав срочной службы и запаса.
14. Военнослужащие, без вести пропавшие, учитываются в штабе полка в течение 15 дней как временно выбывшие. Командиры части и подразделения обязаны принять все меры к выяснению судьбы пропавших без вести.
После 15-дневного срока без вести пропавшие заносятся в список безвозвратных потерь, исключаются из списков части с донесением по команде.
По истечении 45 дней о без вести пропавших извещаются родственники. Если впоследствии судьба без вести пропавших военнослужащих выяснена, то о них немедленно сообщаются дополнительные сведения как по команде, так и РВК или родственникам.
15. Командир полка (отдельной части) несет полную ответственность за точный учет потерь в полку и за своевременность донесений о потерях в штаб дивизии.
Учет в штабе дивизии (бригады), корпуса
16. Персональный учет потерь в штабе дивизии (бригады), корпуса производится по именным спискам персональных потерь частей, входящих в состав дивизии (бригады), корпуса, по вкладышам из медальонов, изъятым у военнослужащих, погибших в полосе действия дивизии, и по именным спискам персональных потерь личного состава штаба дивизии (бригады), корпуса.
17. После установления персональных потерь путем строгого контроля штабом дивизии, корпуса составляются именные списки (форма 2а) безвозвратных потерь (убитые, умершие от ран, пропавшие без вести и взятые в плен) за все части, в том числе и за тыловые учреждения, входящие в состав дивизии (бригады), и высылаются три раза в месяц к 1, 10 и 20-му числу каждого месяца в Управление по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии. Штаб корпуса представляет именные списки потерь только за управление корпуса, корпусные части и тыловые и лечебные учреждения, непосредственно подчиненные корпусу.
Кроме того, в Управление по укомплектованию войск сообщается во внеочередном порядке по телеграфу о безвозвратных потерях на занимающих должности командира полка (им соответствующие) и выше.
Штаб дивизии (бригады), корпуса извещает родственников погибших военнослужащих управления дивизии (бригады), корпуса порядком, изложенным для штаба полка.
18. Начальник штаба дивизии (бригады), корпуса несет полную ответственность за правильность учета и своевременное представление донесений за свое соединение и за подчиненные ему штабы в Управление по укомплектованию войск.
Учет в штабе армии (фронта)
19. Персональный учет потерь личного состава штаба армии (фронта) и органов армейского (фронтового) управления осуществляется штабом армии (фронта) согласно правилам учета потерь штаба дивизии.
Штаб армии (фронта) представляет к 1, 10 и 20-му числу каждого месяца непосредственно в Управление по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии именной список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава (форма 2) только за личный состав штаба армии (фронта), частей и учреждений армейского управления, в том числе за тыловые и санитарные учреждения, непосредственно подчиненные армии, фронту.
20. Штаб армии, фронта обязан строго контролировать учет и своевременное представление списков безвозвратных потерь штабами корпусов и дивизий в Управление по укомплектованию войск.

Учет в санитарных учреждениях

21. О военнослужащих, непосредственно поступивших в лечебные учреждения, подобранных на поле боя или явившихся лично, лечебные учреждения немедленно сообщают командирам соответствующих войсковых частей.
22. Лечебные учреждения списки на военнослужащих (форма 3), умерших от ран в лечебном учреждении, а также и на умерших в пути при эвакуации, представляют один раз в 5 дней: дивизионного назначения — в штаб дивизии, корпусного — в штаб корпуса, армейского — в штаб армии, фронтового — в штаб фронта.
Формы списков потерь и извещений, упомянутые в Положении, не публикуются.
23. Лечебные учреждения, расположенные в тыловых округах, на умерших в госпиталях военнослужащих, эвакуированных с фронта, списки (форма 3) представляют один раз в 5 дней в санитарный отдел округа.
Санитарные отделы округов, на основании представленных списков лечебными учреждениями округа, списки на умерших в госпиталях военнослужащих (форма 3), эвакуированных с фронта, представляют в Управление по укомплектованию войск к 1, 10 и 20-му числу каждого месяца.
24. После смерти военнослужащего в лечебном учреждении, а также и на умерших при эвакуации лечебные учреждения немедленно извещают (форма 4) родственников военнослужащего порядком, изложенным для штаба полка.
Учет в районном (городском) военном комиссариате
25. Районный (городской) военный комиссар полученные извещения от войсковых частей на убитых, умерших от ран, пропавших без вести военнослужащих оставляет у себя для учета, а родственникам военнослужащего выдает извещение от райвоенкомата (форма 4).
До выдачи семье извещения райвоенком проверяет по месту жительства его семьи, не вернулся ли сам военнослужащий с фронта.
26. В случае возвращения военнослужащего с фронта, на которого было выслано извещение войсковой частью как на погибшего, РВК выясняет причину его возвращения и немедленно доносит в Управление по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии, одновременно устанавливает правильность получения пенсии его семьей.
27. Райвоенком систематически следит за правильностью назначения и выдачи райсобесом пенсии семьям погибших военнослужащих.

Раздел   III Назначение медальонов со сведениями о военнослужащих

28. Для учета потерь личного состава в военное время и в целях привития навыков в хранении медальона еще в мирное время каждому военнослужащему с момента его прибытия в часть выдается медальон с вкладным листком в двух экземплярах, который записывается в вещевой аттестат и хранится у него до увольнения в запас.
Наличие медальона и правильность заполнения вкладыша периодически проверяются у красноармейцев и младшего начсостава на утреннем осмотре, а у начальствующего состава — при выходе части в поле, на тактические занятия.
При переводе военнослужащего в другую часть медальон заносится в вещевой аттестат военнослужащего.
Медальон носится в специальном кармане, пришитом на внешней стороне пояса брюк (с правой стороны).
Вкладыш медальона заполняется в двух экземплярах. Один экземпляр вкладыша медальона у убитых и умерших от ран вынимается и хранится в штабе части или лечебном учреждении, а второй экземпляр, сложенный в медальон, остается при убитом или умершем от ран.

29. Команды, наряжаемые для очистки полей боя, вынимают один экземпляр вкладыша медальона с убитых и передают в штаб той части, распоряжением которой они производили очистку поля боя.
30. О смерти военнослужащего сообщает та часть, в которую передан командами после очистки поля боя вкладыш медальона, снятого с убитого, независимо от того, к какой части принадлежал военнослужащий.
31. Вкладыши, изъятые из медальонов у убитых военнослужащих, командиры частей хранят в штабе части, на основании их составляются списки (форма 2) и пересылаются в штаб дивизии. Отдельные части, не входящие в состав дивизии, представляют списки (форма 2) в штаб того соединения, которому они непосредственно подчинены.
32. О лицах, умерших от ранения в пути следования в лечебные учреждения, начальник транспорта, сопровождающий их, обязан подробно доложить лицу, принимающему раненых, о количестве умерших в пути, где они оставлены для погребения (или погребены) и чьим распоряжением и где они будут погребены. Один экземпляр вкладыша медальона, снятого с умершего в пути следования, сдается лицу, принимающему раненых. В случае отсутствия медальона у умершего в пути сопровождающий обязан принять меры к установлению личности умершего. Начальник лечебного учреждения об умерших в пути доносит (форма 3) наравне с умершими в госпитале.

Раздел  IV Учет потерь в Управлении по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии

33. Персональный учет потерь личного состава Красной Армии (убитые, умершие от ран, пропавшие без вести, попавшие в плен) сосредоточивается в Управлении по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии.
34. На Управление по укомплектованию войск возлагается:
1) вести персональный учет потерь Красной Армии за отдельные части и соединения (дивизия, бригада, корпус, армия, фронт) и справочную картотеку потерь личного состава Красной Армии во время боевых действий;
2) составлять алфавитные списки потерь личного состава Красной Армии (убитые, умершие от ран и болезней, пропавшие без вести) и давать справки по запросам родственников и учреждений о погибших на фронте;
3) давать центральным управлениям НКО, ведающим комплектованием и персональным учетом, сведения о потерях начальствующего состава;
4) контролировать деятельность штабов округов, армий, соединений и частей за постановкой учета потерь, своевременным представлением на них списков по команде, а также проверять правильность и своевременность выдачи извещений райвоенкоматами родственникам военнослужащих, погибших на фронтах...
Заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии
генерал-лейтенант В. Соколовский Ф. 4, оп. 12, д. 97, л. 263—272. Подлинник."

Данным положением были введены медальоны (капсулы) с вложенными в них листками, содержащими персональные данные военнослужащих. Они изготавливались из бакелита или эбонита, устойчивых к воздействию окружающей среды, благодаря чему до сих пор при их нахождении с останками погибшего удаётся установить личность военнослужащего.

увеличить

0

2

"Приказ 
Народного Комиссара Обороны Союза ССР
№330
7 октября 1941 года                           г. Москва
О введении красноармейской книжки в военное время в тылу и на фронте
Введенная приказом НКО № 171 в 1940 году красноармейская книжка пунктом 7 этого же приказа отменена для действующей армии. Ввиду этого красноармейцы и младшие командиры оказались на фронте без документов, удостоверяющих их личность.
Противник воспользовался этим беспорядком и в некоторые части Красной Армии заслал своих людей, одетых в наше обмундирование. В одной из дивизий Севере-Западного фронта была обнаружена и расстреляна группа из 7 таких людей, посланных противником со шпионско-диверсионной целью.
Не может быть сомнения, что при полном отсутствии документов, удостоверяющих личность военнослужащих, такие факты имеются и в других частях Красной Армии.
Далее, не может быть сомнения, что немало болтающихся людей в тылах дивизий и армий, одетых в красноармейскую форму, являются агентами противника, передающими сведения о наших частях, борьба с которыми невозможна по причине отсутствия документов у бойцов Красной Армии, чтобы можно было отличить своих людей от агентуры противника.
И, наконец, отсутствие на руках документов у отправляемого на фронт пополнения и убывающих с фронта по эвакуации больных и раненых бойцов и младших командиров лишило возможности органы снабжения проверять их обеспеченность обмундированием, оружием, снаряжением и другими видами довольствия.
В целях исправления допущенной ошибки, освобождения частей от враждебных элементов и упорядочения учета личного состава Красной Армии
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Немедленно ввести во всех частях и учреждениях Красной Армии как в тылу, так и на фронте красноармейскую книжку с фотографией согласно объявленному образцу.
Приказ НКО № 171 от 20.04.1940 года отменить.
2. Красноармейскую книжку считать единственным документом, удостоверяющим личность красноармейца и младшего командира.
В красноармейскую книжку заносить прохождение военнослужащим военной службы и получение им от военного ведомства предметов довольствия (оружия, снаряжения и обмундирования).
3. Красноармейские книжки выдавать красноармейцам и младшим командирам с момента зачисления их в часть. Книжки вести командирам или заместителям командиров рот, эскадронов, батарей и команд. Начальникам штабов войсковых частей по проверке записанных сведений прикладывать к книжкам гербовую печать части.
4. Красноармейские книжки выдавать строго по спискам, под личные расписки красноармейцев и младших командиров.
5. Наличие у красноармейцев и младших командиров красноармейских книжек проверять: в частях, находящихся в тылу, - ежедневно на утренних осмотрах, в боевых частях -при первой возможности по усмотрению командиров рот, но не реже одного раза в три дня.
6. Каждому красноармейцу и младшему командиру красноармейскую книжку постоянно иметь при себе.
7. Красноармейские книжки выдавать на все время службы красноармейца и младшего командира в Красной Армии. При переводах из одного подразделения в другое или в другую часть красноармейцам и младшим командирам сохранять красноармейские книжки при себе, предъявляя их по новому месту службы.
Красноармейцев и младших командиров, не имеющих красноармейских книжек, как подозрительных задерживать и направлять в военные комендатуры для выяснения личности.
8. Командирам рот, эскадронов, батарей и команд о всякой перемене по службе красноармейцев и младших командиров, о выдаче и сдаче полученного ими военного имущества отмечать в книжке не иначе, как в присутствии красноармейца и младшего командира, которому принадлежит книжка.
9. При увольнении из Красной Армии красноармейские книжки сдавать через командиров подразделений в штаб части для уничтожения. Взамен красноармейских книжек увольняемым выдавать военные билеты.
10. Ввести в действие объявленную при этом "Инструкцию о порядке заполнения и ведения красноармейской книжки".
11. Независимо от красноармейских книжек вести в ротах, эскадронах, батареях и командах установленные именные списки по учету личного состава и суммарные арматурные списки по учету военного имущества, выдаваемого красноармейцам и младшим командирам в индивидуальное пользование.
12. Главному интенданту Красной Армии в 15-дневный срок изготовить и обеспечить действующую армию и внутренние округа красноармейскими книжками утвержденного мною образца, а также дать указания войскам о порядке изготовления фотографических карточек.
13. Инспекторам родов войск и служб, а также всем прямым начальникам при посещении подчиненньк частей проверять наличие у красноармейцев и младших командиров красноармейских книжек и правильность их ведения.
Народный комиссар обороны
И. СТАЛИН"

Источник - http://army.armor.kiev.ua/hist/krasnoarm-knizka.shtml


"ПРИКАЗ ОБ ИЗМЕНЕНИИ ПОРЯДКА ВЫСЫЛКИ ИЗВЕЩЕНИЙ СЕМЬЯМ О ГИБЕЛИ ИЛИ ПРОПАЖЕ БЕЗ ВЕСТИ ЛИЦ СРЕДНЕГО, СТАРШЕГО И ВЫСШЕГО НАЧСОСТАВА И СВЕРХСРОЧНОСЛУЖАЩИХ

№ 10 14 января 1942 г.

В изменение п. 14 приказа НКО 1941 года № 138 установить следующий
порядок высылки извещений семьям о гибели или пропаже без вести
лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава и сверхсрочно
служащих:
1. Если воинской части адрес родственников погибшего или пропавшего без вести известен, извещение высылать непосредственно в адрес семьи, а копию извещения — райвоенкому по месту ее жительства.
2. Если воинской части адрес родственников не известен, извещение направлять Главному управлению кадров НКО (по 8-му отделу) для отправки соответствующему райвоенкому.
3. Райвоенкомам немедленно по получении извещения оповещать семьи о гибели или пропаже без вести военнослужащего, принимать меры к скорейшему оформлению документов, необходимых для назначений пенсий, с прекращением выплат семьям по аттестатам.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенант интендантской службы ХРУЛЕВ
ф. 4, оп. 12, д. 103, л. 35. Подлинник."

Источник - http://bdsa.ru/index.php?option=com_con … amp;id=350

№ 125. Приказ о порядке передвижения военнообязанных в военное время и мерах борьбы с уклонением их от учета, призыва и мобилизации

№ 064 24 января 1942 г.

Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны № 1159с от 16 января 1942 года «О порядке передвижения военнообязанных в военное время и ответственности за уклонение от воинского учета» приказываю:

1. Запретить военнообязанным и призывникам выезд из постоянного места жительства без разрешения военного комиссариата того района или города, на территории которого они проживают или состоят на воинском учете.

2. Выдачу разрешений на выезд производить лично районным (городским) военным комиссарам или их заместителям по письменным заявлениям военнообязанных и призывников только в случаях обоснованных мотивов (перевод по службе, выезд на учебу, выезд на работу по приглашению предприятий и учреждений, перемена места жительства по болезни, выезд к родным в связи с несчастными случаями).

3. Военнообязанных и призывников, выезжающих за пределы своего места жительства на срок свыше 10 дней, снимать с воинского учета, одновременно с выдачей разрешений на выезд.

Военнобязанных и призывников, командируемых по делам службы предприятиями, учреждениями и организациями, снимать с учета в случаях командировки на срок более одного месяца.

4. Обязать военнообязанных и призывников, прибывающих на новое место жительства на срок более 10 дней, а командированных по делам службы на срок более одного месяца, становиться на военный учет не позднее 48 часов по прибытии.

5. Обязать военнообязанных, выбывших с места постоянного жительства и не избравших в течение месяца нового места жительства являться в ближайшие районные военные комиссариаты по месту временного пребывания для проверки отношения к воинской обязанности и отметки в военном билете.

6. Разрешения на выезд отмечать на письменных заявлениях военнообязанных и призывников, заверяя подписью и печатью.

При этом, в случаях выезда на срок более 10 дней (а командируемых по делам службы на срок более месяца) отмечать одновременно в военных билетах снятие с военного учета, а письменные заявления с разрешением на выезд пересылать в военно-учетные столы при отделениях милиции, сельских или поселковых советах для снятия с учета.

В случаях же выдачи разрешений на выезд на срок менее 10 дней (а командированных по делам службы на срок менее месяца) с учета не снимать, а письменные заявления с отметкой о разрешении кратковременного выезда выдавать на руки военнообязанным и призывникам. О всех временно выбывших сообщать начальникам военно-учетных столов, а в военкоматах завести на них списочный учет по алфавиту.

7. От забронированных военнообязанных (состоящих на специальном учете и имеющих на руках удостоверения об отсрочке призыва по мобилизации), командируемых по делам службы на срок до одного месяца, письменных заявлений не требовать и особых разрешений на выезд не выдавать.

Разрешением на выезд для этих военнообязанных считать командировочные удостоверения при обязательном наличии удостоверений об отсрочке призыва по мобилизации. При командировках же на срок более месяца — должны получить разрешение в военкоматах на выезд и одновременно сниматься с учета.

Остальные военнообязанные и призывники (не забронированные) в случае командировки должны получить разрешение на выезд на общих основаниях.

8. Военным комиссариатам во всех случаях предоставления военнообязанным и призывникам кратковременных отсрочек от призыва и мобилизации на определенный срок или до особого распоряжения делать об этом отметки в военных билетах, а призывникам — в приписных свидетельствах и призывных картах.

О предоставлении этих отсрочек военнообязанным сообщать начальникам военно-учетных столов для отметок в учетных картах.

9. Прием военнообязанных на воинских учет производить независимо от прописки в органах милиции.

10. Военнообязанных, выписанных из лечебных учреждений после выздоровления, а также освобожденных из мест заключения, подлежащих зачислению на воинский учет, принимать на учет независимо от того, были ли они прописаны в данной местности.

11. В целях выявления граждан, нарушающих правила воинского учета и уклоняющихся от призыва и мобилизации, начальникам и комендантам гарнизонов, областным и районным военным комиссарам, военным комендантам станций, совместно с органами НКВД и милиции, производить в соответствии с приказом НКВД № 00167 от 24 января 1942 г. во всех населенных пунктах периодическую проверку воинских документов у граждан:

а) проживающих в гостиницах, общежитиях, домах колхозников и заезжих дворах;
б) находящихся в ресторанах, столовых, кафе, парикмахерских и т. п. в часы наибольшего скопления посетителей;
в) на рынках, базарах, в садах, парках и других местах скопления граждан;
г) на жед.-дор. вокзалах, станциях и пристанях водного транспорта,

На шоссейных и грунтовых дорогах, на въездах в города и рабочие поселки с целью проверки воинских документов установить совместные военно-милицейские пикеты.

Для выявления нарушителей учета и лиц, уклонившихся от призыва и мобилизации, проживающих в сельских местностях, районным военным комиссарам совместно с органами НКВД и милиции производить в сельских населенных пунктах проверку воинских документов не реже двух раз в месяц. [147]

12. При проверке воинских документов у военнообязанных и призывников 1922 и 1923 годов рождения обращать особое внимание на наличие в военных билетах и призывных свидетельствах отметок о прохождении перерегистрации, произведенной в период с 25 декабря 1941 года по 15 января 1942 года, и имеется ли разрешение районных (городских) военных комиссаров на выезд.

13. При проверке документов у военнообязанных, пользующихся отсрочками призыва по мобилизации (забронированных), требовать предъявления, кроме военных билетов, удостоверений об отсрочке, заверенных военными комиссариатами.

14. При проверке документов у военнослужащих обращать внимание на законность и время их выдачи, имея задачей выявить и задержать лиц с просроченными или подложными предписаниями, удостоверениями и отпускными билетами.

15. В отношении военнообязанных, призывников и военнослужащих, задержанных в результате проверки документов, принимать следующие меры:

а) военнообязанных и призывников, совершивших непреднамеренное нарушение учета, а также предъявивших документы, вызывающие сомнение, направлять в военные комиссариаты для проверки и восстановления на учете;
б) военнообязанных и призывников, уклонившихся от учета, призыва или мобилизации, предавать суду;
в) военнослужащих с просроченными документами передавать комендантам городов для немедленного возвращения в войсковые части;
г) дезертиров и лиц с подложными документами предавать суду;
д) у всех задержанных военнослужащих отбирать оружие и немедленно сдавать в склады.

16. Военнообязанных, уклоняющихся от воинского учета, а также лиц, содействующих этому (пособничество уклонению), привлекать к уголовной ответственности по ст. 193, п. 10-а У К РСФСР и соответствующим ст. ст. УК других союзных республик.

Лиц, уклоняющихся от воинского учета, призыва и мобилизации, предавать суду военного трибунала.

17. О результатах проверки воинских документов военным советам округов доносить 5-го и 20-го числа каждого месяца в Главупраформ (по Управлению мобилизации и укомплектования войск) указывая:

а) сколько выявлено военнообязанных и отдельно призывников 1922 и 1923 годов рождения, нарушивших правила воинского учета;
б) сколько выявлено уклонившихся от призыва и мобилизации;
в) сколько задержано и возвращено в армию военнослужащих с просроченными документами;
г) сколько задержано дезертиров;
д) сколько предано суду за уклонение от учета, призыва и мобилизации;
е) сколько предано суду за пособничество уклонению; ж) сколько отобрано оружия, какого и куда сдано.

18. Приказ ввести в действие по телеграфу.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР армейский комиссар 1 ранга Е. Щаденко

ф. 4, оп. 11, д. 69, л. 185-189. Подлинник.

Источник: http://militera.lib.ru/docs/da/nko_1941-1942/07.html

0

3

Информация с сайта http://bdsa.ru/index2.php?option=com_co … amp;page=0 :

"ПРИКАЗ О ПЕРСОНАЛЬНОМ УЧЕТЕ БЕЗВОЗВРАТНЫХ ПОТЕРЬ НА ФРОНТАХ

№0270 12 апреля 1942г.

Большое количество писем в ЦК ВКП(б) и в Наркомат обороны от граждан, справляющихся о судьбе своих близких родственников на фронтах, свидетельствует, что учет личного состава, в особенности учет потерь, ведется в действующей армии совершенно неудовлетворительно.

Многие войсковые части не посылают родственникам погибших установленных извещений, а штабы соединений не высылают своевременно в Центр именных списков погибших.

Это обстоятельство вызывает со стороны населения справедливые нарекания на неполучение исчерпывающих ответов на запросы. По этой же причине затягивается и назначение пенсий семьям погибших.

В результате несвоевременного и неполного представления войсковыми частями списков о потерях получилось большое несоответствие между данными численного и персонального учета потерь. На персональном учете состоит в настоящее время не более одной трети действительного числа убитых. Данные персонального учета пропавших без вести и попавших в плен еще более далеки от истины.

Все это говорит за то, что со стороны штабов армий и фронтов не установлено должного контроля за учетом и представлением указанных сведений.

В целях упорядочения персонального учета безвозвратных потерь на фронтах, во исполнение п. 5 постановления Государственного Комитета Обороны от 11 марта 1942 года № 1424с —

Приказываю:

1. Командирам полков и других отдельных частей в 15-дневный срок выслать извещения родственникам и в районные военные комиссариаты о всех убитых и умерших, о которых извещения до сих пор не посланы.

В дальнейшем посылать: извещения об убитых и умерших — как только отдан приказ об исключении из списков части, а о без вести пропавших и попавших в плен — по истечение одного месяца со дня исключения из списков части.

2. Штабам армий в 15-дневный срок собрать от штабов соединений и отдельных частей армейского подчинения именные списки на всех убитых, умерших, пропавших без вести и попавших в плен, на которых списки до сих пор в Центр не представлены, и выслать их с нарочным в Центральное бюро учета потерь на фронтах Главупраформа (Москва, ул. Фрунзе, 19).

3. Штабам армий строго следить за своевременностью представления штабами соединений именных списков безвозвратных потерь в Центральное бюро, а военным советам армий ежемесяно 25 числа доносить о результатах проверки в Главное управление формирования и укомплектования войск по телеграфу.

4. Во изменение ст. 12 Положения о персональном учете потерь установить, что именные списки безвозвратных потерь (убитые, умершие, без вести пропавшие и попавшие в плен) представляются штабами полков в штабы дивизий каждые 5 дней и прикладываются к донесению штаба полка о потерях (форма № 8 “Табели донесений”).

5. Военным советам фронтов донести мне о выполнении настоящего приказа для доклада Народному комиссару обороны товарищу Сталину к 10 мая 1942 года.

6. Приказ передать военным советам фронтов и армий по телеграфу.

Заместитель Народного комиссара обороны армейский комиссар 1 ранга Е. ЩАДЕНКО ф. 4, оп. 11, д. 70, л. 98—99. Подлинник."

0

4

"№ 292

ПРИКАЗ О СНЯТИИ МЕДАЛЬОНОВ СО СНАБЖЕНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ
№ 376 17 ноября 1942г.

С введением по приказу НКО № 330 1941 г. красноармейской книжки, содержащей все необходимые данные о бойце, надобность в дублировании этих сведений в медальоне отпадает.

Приказываю:

Медальоны с пергаментными вкладышами со снабжения Красной Армии снять и из табелей исключить.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенант интендантской службы А. ХРУЛЕВ ф. 4, оп. 12, д. 106-а, л. 512. Подлинник."

Источник - http://bdsa.ru/index.php?option=com_con … amp;id=524

"Благодаря" этому приказу, вследствие снятия со снабжения Армии медальонов поднимаемые поисковиками останки тысяч павших защитиков Отечства без медальонов уже никогда не будут идентифицированы, родные никогда не узнают мест гибели сотен тысяч воинов, числящихся пропавшими без вести.

увеличить

0

5

О выполнении приведенных выше приказов два донесения политработников Волховского фронта.
Текст даётся по "Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов" Издательство "Полигон" Москва Санкт-Петербург, 2005

ДОНЕСЕНИЕ
старшего политрука Комкова начальнику Политуправления Волховского фронта о проверке 374-й стрелковой дивизии
3 апреля 1942 г.
Проверкой директивы Главного управления РККА № 307 от 22 декабря 1941 г. в 374 сд установлено.
1. Учет убитых и похороненных, раненых и пропавших без вести за время боев отсутствует. Начальники штабов частей 1246, 1242 не могли дать сведения на 28 марта 1942 г. о количестве убитых и похороненных, раненых и пропавших без вести. В части 1246, где командиром полка капитан Рыбаков, комиссаром политрук Мухалев, с начала формирования сменилось 4 зав. делопроизводством. В заведенных книгах в части 1246 по форме № 2 с начала формирования отсутствуют следующие данные: домашний адрес погибшего, фамилия жены, родителей погибшего.
2. Заведенные книги в части 1246 в период боев по форме № 2,
согласно приказу НКО № 138, ведутся небрежно. В книгу записано 214 чел. убитых и похороненных. Порядковым № 10 записан красноармеец Соловьев Егор Данилович, убит в районе Пшеничище, похоронен на кладбище Пшеничище. Остальные 204 товарища, значащиеся в книге, были убиты в разных районах. На вопрос графы, где похоронен, 204 раза перечеркнуто - тоже.
Пример: Красноармеец Криволицкий П., убит 29 января 1942 г. в районе Мостки. Красноармеец Голубев Г.Т., убит 30 января 1942 г. В районс Спасская Полисть. Красноармеец Клюкин Фрол Ив., убит 13 января 1942 г. в районе Мелехово.
Слово «тоже» говорит, что данные товарищи похоронены на кладбище Пшеничище, т.е. там, где и красноармеец Соловьев, но в действительности указанные товарищи похоронены в районах, где они были убиты.
В штабе части 1246 имеются фамильные списки, поступившие из подразделений за период боев. В списках отмечено: убит, ранен. Списки хранятся в беспорядочном состоянии, не подшиты.
По спискам значатся потери убитыми значительно больше, а в книгу убитых, похороненных записано 214 человек.
3. В части 1242, где командиром полка майор Горожанин, комиссаром старший политрук Татаренко, книг по форме № 2 не предъявлено. Начальник штаба старший лейтенант Петров заявил, что книги увезли для записи пополнения.
4. Похоронные команды в соединениях, в частях не организованы. Похороны возложены в частях на трофейные команды, а при штабе соединения — на начальника АХЧ. Трофейные команды полностью штатом и транспортом нс укомплектованы. Начальники трофейных команд о произведенных похоронах перед штабами не отчитываются.
5. Похоронные карты с отметкой братских могил и приложенным списком с похороненными в них не ведутся, как в соединениях, так и частях.
6. Описание местности братских могил, а также и одиночных
[могил] нс ведется. Пример: в части 1242 майор Горчим убит 4 февраля 1942 г. в районе Спасская Полисть, похоронен в отдельной могиле у дороги, 3 км восточнее Спасской Полисти. Другого описания местности не ведется.
7. Посылка извещений родственникам погибших производится с неполным адресатом. К примеру, указывается только название города и области, остальной адрес отсутствует.
8. При похоронах погибших воинские почести не соблюдаются.
9. Имеются случаи похорон погибших в блиндажах, причем
могилы оформляются недостаточно. В части 1246 похороны погибших произвели в районе Мостки в землянках.
10. Начальник 4-го отдела и работники штабов с директивой № 307 не знакомы.
11. Красноармейские книжки рядовому личному составу не выданы, а также не имеется у командного состава удостоверений личности.
12. Уборка трупов производится несвоевременно, в виду чего при похоронах у погибших не обнаруживается опознавательных документов, которые изымаются в момент гибели санитарами, товарищами или командирами.
13. При политотделе специального работника по уборке трупов и погребению до 25 марта 1942 г. не было, а политотдел в целом этим не занимается.
Старший группы
старший политрук КОМКОВ
ЦАМО РФ. Ф. 204. Он. 125. Д. 5. Л. 126—129. Подлинник.

ДОНЕСЕНИЕ
начальника политуправления Волховского фронта начальнику ГЛАВПУРККА
27 апреля 1942 г.
Политуправление на основании решения Военного совета фронта проверило в частях и соединениях 4,59,2-й и 52-й армий выполнение приказа НКО 138 и директивы ГЛАВПУРККА [2] о порядке погребения погибших в боях военнослужащих и о постановке дела извещения родных. В результате произведенной проверки выявлен ряд недостатков.
На участке 327-й дивизии 2-й ударной армии за 13 и 14 марта подобрали и похоронили 31 труп, из них опознано только 7 трупов. У остальных не оказалось никаких документов. 15 марта подобрано и похоронено 16 трупов, но опознано было только 2 трупа. 16 марта подобрано и похоронено 6 трупов, а опознан только 1 труп.
По 259 сд той же армии с начала февраля подобрано и погребено 248 трупов, 169 из которых — без установления личности. Кроме того, во время марша подобрали и похоронили 57 трупов из различных частей, также без установления личности.
В 1248-м полку 376 сд 52-й армии по списку значится погибших 450 человек, а работники штаба полка определяют число погибших в 750 человек. Списки раненых и пропавших без вести не составлены. Часть раненых, которые эвакуированы через полковые пункты медпомощи других частей, в полку считаются погибшими или пропавшими без вести. В 38-м полку 65-й дивизии списки личного состава не заведены.
В некоторых частях специальные команды по погребению погибших не созданы. В 1242-м и 1246-м полках 374-й стрелковой дивизии 59-й армии сбор трупов и их погребение поручается трофейным командам.
Во всех соединениях и частях 2-й ударной армии команды по погребению трупов созданы и во главе их поставлены средние командиры или политработники. Однако в ряде частей команды возглавляются младшими командирами и даже красноармейцами. Имеются отдельные факты мародерства.
В 1248-м полку 376 сд 52-й армии за всё время войны послано извещений только на 170 человек. Извещения о погибших 10 декабря 1941 года посланы только 2 февраля 1942 года. О многих убитых родственникам не сообщено, так как в штабах полков не оказалось адресов военнослужащих. Извещения часто пишутся на клочках бумаги и составляются по произвольной форме.
В 1250-м полку той же 376-й дивизии 52-й армии родственникам убитых не выслано ни одного извещения, В части обнаружено 33 письма родственников военнослужащих, в которых они просят сообщить о судьбе близких. Хотя многие письма получены давно, они до сих пор оставлены без ответа.
В 1242-м и 1246-м полках 374-й стрелковой дивизии 59-й армии извещения посылаются с неполным адресом. В ряде случаев указывается только название города и области; название же улицы, № дома, а в сельских местностях район, сельсовет не пишется.
Во 2-й ударной армии извещения иногда дублируются: посылаются штабами полков и 4-м отделом штабов дивизий.
В 53-й бригаде 2-й ударной армии извещения составляются командой для похорон по произвольной форме в виде справок, чем нарушается приказ НКО № 138. Извещения теряют характер государственного документа, на основании которого иждивенцам должна быть назначена пенсия.
В специальном приказе Военный совет фронта предложил Военным советам армий, командирам и военкомам частей принять немедленные меры по устранению всех недостатков в деле учета личного состава и безвозвратных потерь. Предложено в трехдневный срок создать специальные команды для похорон из наиболее проверенных бойцов и командиров и обеспечить их необходимым транспортом и имуществом. Военный совет обязал командиров и комиссаров частей немедленно известить родственников о погибших воинах и впредь незамедлительно после каждого боя посылать извещения по Ф. № 4.
В замену извещения формы № 4 было бы целесообразно посылать родственникам погибших в боях военнослужащих письмо от имени командира или комиссара части с выражением сочувствия и соболезнования.
Начальник политуправления фронта дивизионный комиссар ГОРОХОВ
ЦАМО РФ. Ф. 217. Он. 125. Д. 8. Л. 9—14. Подлинник.

0

6

C целью выяснения состояния учета в Пензенской области призывников 1941-1945гг. в начале мая 2012г. в военный комиссариат Пензенской области направлен запрос следующего содержания:
"Министерство обороны РФ
Военный комиссариат Пензенской области
Военному комиссару Пензенской области
А.А.Синельникову


В книгу памяти Пензенской области (тома 1-11) внесено более 192 тыс. записей на невернувшихся с войны – Великой Отечественной войны. Из них более 90 тыс. человек, призванных в годы войны в Пензенской области, до сих пор числятся пропавшими без вести, т.е. около 47 %. За годы, прошедшие с момента издания книги памяти, судьбы тысяч пропавших без вести были установлены благодаря поисковикам, сайту ОБД Мемориал, волонтерам, занимающихся розыском пропавших без вести и восстановлением списков братских захоронений. Однако, судьбу большинства пропавших без вести еще предстоит установить.
Установление судьбы военнослужащих осложнено отсутствием именного учета военнослужащих Красной Армии в ЦАМО, г.Подольск.  Вот, например, ответ ЦАМО на запрос о судьбе Агапова Федора Семеновича: «…Сообщаем, что персонального учета рядового и сержантского состава в ЦА МО РФ не имеется, поэтому без указания номера и полного наименования войсковой части, в которой запрашиваемый проходил службу на момент выбытия (пропажи без вести, пленения, прекращения письменной связи с родственниками) навести дальнейшие справки о его судьбе по документам ЦА МО РФ не представляется возможным…» (источник - сайт народной книги памяти Пензенской области http://dmitrovsk1943.mybb.ru/viewtopic.php?id=1560 ).
Однако, по большей части пропавших без вести данные воинской части, в которой они проходили службу, неизвестны. Установить последнее место службы возможно, начав с установления места первичного распределения призывника, и затем, продолжив отслеживание дальнейшего военного пути военнослужащего. Существовавший в годы войны учет призывников позволял установить воинскую часть либо адрес, куда был направлен призывник после призыва. Например, карточки призывников, которые заводились на каждого призывника райвоенкоматом, содержали данные о номере команды и дате явки призывника для отправки (Приложение 1). Там же составлялись именные списки на команды, где указывался состав команды и адресат ее направления для прохождения службы (Приложение 2). Возможно, существовали и другие формы документального учета, позволяющие выяснить адресат убытия призывника. Эти документы должны храниться в райвоенкоматах. Однако, зачастую райотделы военкоматов на запросы родных о адресе выбытия призывника отвечают, что таковые данные отсутствуют.
Вот пример типичного ответа на запрос: по Теплову Василию Семеновичу отдел военного комиссариата Пензенской области по Башмаковскому району сообщил, что «…был призван в ряды Советской Армии Соседским РВК 24 июня 1941г. (основание: журнал призванных в армию Том №82 раздел Т стр.179 №п/п10)» (источник – http://dmitrovsk1943.mybb.ru/viewtopic.php?id=842 ).
А вот ответ отдела военного комиссариата Самарской области по Сергиевскому и Исаклинскому району: «… сообщаем, что Кондратьев Николай Семенович, 1920г.р., 18.11.1940г был отправлен Исаклинским РВК в составе команды №397 в распоряжение командира 452-го гаубичного артиллерийского полка г.Пенза.» (см. - http://dmitrovsk1943.mybb.ru/viewtopic.php?id=317 ), причем в первичном ответе было сообщено лишь, «… что в Книге Памяти значится: Кондратьев Николай Семенович 1920г.р., красноармеец, погиб в 1941году.  Других данных на Кондратьева Н.С. в архиве отдела военного комиссариата Самарской области по Сергиевскому и Исаклинскому р-нам не имеется…» И лишь повторный запрос дал результат.
Это ответ предположительно (предположительно, так как нет точных сведений о источнике ответа)  отдела военного комиссариата Пензенской области по Неверкинскому и Камешкирскому районам по Кондратьеву Александру Семеновичу: «…призван 26 июня 1941г и направлен на сборный пункт г.Пенза (команда №4577),  дальнейший путь следования неизвестен. Пропал без вести в декабре 1941г…» (источник - http://dmitrovsk1943.mybb.ru/viewtopic.php?id=320 ).
Таким образом, либо в отделах военкоматов хранятся разные виды документального учета призывников, либо не во всех отделах могут найти нужные документы.

В связи с вышеизложенным прошу
1. Сообщить состав документооборота по учету военнообязанных, призывавшихся в Красную Армию в период 1937-1945гг. ;
2. Предоставить исчерпывающий перечень руководящих документов по учету, хранению, уничтожению и т.д. документации по учету призывников 1940-1945гг. призыва, применявшихся в период с 1940 по настоящее время;
3. Уточнить имеющуюся информацию о отправке карточек призывников в конце 40-х годов в ЦАМО либо уточнить их судьбу (в случае их уничтожения предоставить соответствующие акты и руководящие документы, регламентирующие их уничтожение);
4. Предоставить перечень имеющихся на хранении в  отделах Пензенского военного комиссариата Пензенской области документов по учету военнообязанных, призванных  в годы войны в Красную Армию  (по каждому райотделу).
5. Сообщить адрес выбытия призывников с приложением копий документов, содержащих такие данные, согласно списку (Приложение №№3).
6. Разрешить опубликовать полученную информацию на сайте народной книги памяти Пензенской области http://dmitrovsk1943.mybb.ru для её использования  Интернет-аудиторией.

Приложения:
1. Копия карточки призывника.
2. Копия именного списка на команду.
3. Список пропавших без вести.

С уважением, администратор сайта народной книги памяти Пензенской области, член межведомственной рабочей группы по вопросам внесения изменений и дополнений в Книгу памяти Пензенской области

                                                                                                                                                                                                                                                                         _________________________Дворянкин С.А."

Для конкретизации запроса составлены списки пропавших без вести по каждому району области по несколько человек.

Запрос разослан облвоенкоматом по всем районным отделам военного комиссриата Пензенской области с указанием предоставить ответы до 15 июня 2012г..

0

7

Александр 65 написал(а):

Пример: Красноармеец Криволицкий П., убит 29 января 1942 г. в районе Мостки. Красноармеец Голубев Г.Т., убит 30 января 1942 г. В районс Спасская Полисть. Красноармеец Клюкин Фрол Ив., убит 13 января 1942 г. в районе Мелехово.


Клюкин Фрол Иванович

0

8

Приложение
к Приказу Министра обороны
Российской Федерации
от 31 августа 2005 г. N 200

                   
НАСТАВЛЕНИЕ
ПО АРХИВНОМУ ДЕЛУ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

"Глава III. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ СОСТАВ АРХИВОВ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ.
                              СРОКИ ХРАНЕНИЯ ДОКУМЕНТОВ В ВОИНСКИХ ЧАСТЯХ,
                                         ОРГАНИЗАЦИЯХ И АРХИВАХ
                   
23. В архивах Вооруженных Сил хранятся законченные делопроизводством документы органов военного управления, соединений, воинских частей и организаций Вооруженных Сил <*>.
___________________
<*> - В архивах Вооруженных Сил хранятся также документы Советской Армии и Военно-Морского  Флота за период Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов и последующие годы.
                         
Кроме того, в архивах хранятся документы:
политических органов  партийных и  комсомольских  организаций Советской Армии и Военно-Морского Флота за 1941 - 1991 годы;
военных трибуналов и военных прокуратур Народного комиссариата внутренних  дел  СССР и  Министерства внутренних  дел СССР за 1941 - 1953 годы;
военно-строительных частей и организаций, переданных в другие министерства и ведомства;
воинских частей и организаций Железнодорожных войск;
профсоюзных и  других  общественных  организаций  Вооруженных Сил;
персонального учета безвозвратных  потерь офицеров  Советской Армии  и Военно-Морского  Флота  за период  Великой  Отечественной войны 1941 - 1945 годов;
персонального учета  безвозвратных потерь  солдат,  матросов, сержантов,  старшин, прапорщиков  и мичманов Советской  Армии и Военно-Морского Флота за 1941 - 1991 годы и Вооруженных Сил;
персонального учета  офицеров   Вооруженных  Сил,  снятых с воинского учета;
персонального учета   награжденных   орденами и медалями военнослужащих Советской Армии и  Военно-Морского Флота за 1940 - 1974 годы;
личные дела  офицеров, прапорщиков и  мичманов, солдат, матросов,  сержантов и старшин, проходивших  военную  службу  по контракту в Вооруженных Силах, а также федеральных государственных гражданских служащих Министерства обороны <*>;
___________________
<*> -  В  центральных  архивах  хранятся  также  личные  дела офицеров,  прапорщиков,   мичманов,  военнослужащих   сверхсрочной службы и военнослужащих-женщин  Советской Армии и  Военно-Морского Флота.
                         
пенсионные дела  высших  офицеров,  военнослужащих  -  Героев Российской Федерации (Героев Советского Союза), Героев Соцалистического  Труда, кавалеров  ордена  Славы трех  степеней, лауреатов Государственной  и Ленинской  премий, старших  офицеров, младших офицеров - участников  Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов и боевых  действий на территориях других государств,  в которых содержатся личные дела.
Место хранения архивных документов  воинских частей и организаций, не указанных в настоящем Наставлении,  определяет Генеральный штаб.
                       
24. Не подлежат сдаче  на хранение  в архивы Вооруженных  Сил документы   военных  комиссариатов, за   исключением  личных и пенсионных дел, поименованных в пункте 23 настоящего  Наставления, а также документов, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, и информацию ограниченного распространения.
Военные комиссариаты    республик, краевые, областные, Московский и Санкт-Петербургский  городские военные  комиссариаты свои документы,  имеющие  научную,  историческую  и  практическую ценность и  не содержащие  сведений, составляющих государственную тайну,  а  также  информации  ограниченного  распространения, на дальнейшее  хранение передают в республиканские,  краевые и областные государственные архивы.
Районные и городские военные комиссариаты (кроме  Московского и Санкт-Петербургского) все документы, за исключением личных дел и пенсионных дел, хранят  до истечения  сроков хранения, после  чего уничтожают их в установленном порядке.
25. Документы  хранятся  в воинских  частях,  организациях  и архивах в течение сроков, установленных соответствующими перечнями и пунктами 26 - 28 настоящего Наставления.
26. В  воинских  частях и  организациях,  дислоцирующихся  на территории  Российской  Федерации,  кроме указанных  в  пункте  27 настоящего  Наставления,  дела  со  сроками  хранения  до 5 лет включительно хранятся  до  истечения сроков  хранения, после  чего уничтожаются в установленном порядке. Дела со сроками хранения  10 лет и  более хранятся  в воинских частях и организациях 3  года, после чего  передаются  на дальнейшее  хранение в  соответствующие архивы...
29. По  истечении указанных  в  пунктах  26 -  28  настоящего Наставления  сроков  хранения  документов  в  воинских  частях   и организациях дела на дальнейшее хранение передаются:
....
Окружными, районными  и  городскими  военными  комиссариатами личные дела  офицеров,  прапорщиков и  мичманов,  а также  солдат, матросов,  сержантов  и  старшин, проходивших  военную  службу  по контракту в Вооруженных  Силах, передаются в военные  комиссариаты республик, краевые  и областные военные  комиссариаты, а  военными комиссариатами   республик,   краевыми   и   областными   военными комиссариатами - в ЦА МО и ЦВМА соответственно;
военными комиссариатами  республик,  краевыми  и  областными, Московским и Санкт-Петербургским городскими военными комиссариатами пенсионные дела  высших офицеров, военнослужащих  - Героев  Российской  Федерации  (Героев  Советского  Союза,  Героев Социалистического  Труда, кавалеров  ордена  Славы трех  степеней, лауреатов Государственной и  Ленинской премий), старших  офицеров, младших офицеров - участников  Великой Отечественной войны 1941  - 1945 годов и боевых  действий на территориях других государств,  в  которых  содержатся  личные  дела,  по  истечении 10 лет после прекращения выплаты пенсий передаются на дальнейшее хранение в  ЦА МО и ЦВМА соответственно..."

Источник - http://www.vcom.ru/cgi-bin/db/zakdoc?_reg_number=0504694 .

0

9

О РАБОТЕ ВОЕНКОМАТОВ ПО УЧЕТУ ВОЕННООБЯЗАННЫХ И ИХ ПРИЗЫВУ     
№170

ПРИКАЗ О РАБОТЕ ВОЕНКОМАТОВ ПО УЧЕТУ ВОЕННООБЯЗАННЫХ И ИХ ПРИЗЫВУ

№0283 14 апреля 1942г.

Произведенная в феврале и марте с. г. поверка работы областных, краевых, городских и районных военных комиссариатов вскрыла вопиющие безобразия, творимые работниками военкоматов, развал и запущенность в ряде военкоматов учета военнообязанных и антигосударственную практику при проведении призыва в армию.

Уже перерегистрация военнообязанных в декабре 1941 г. и в январе 1942 г. дала серьезные сигналы о явном неблагополучии с учетом военнообязанных и призывом их в армию. Во время этой, далеко не полной, перерегистрации выявлены десятки тысяч людей, не состоявших на военном учете и уклонявшихся от призыва, проживавших под носом у военкоматов.

Поверки воинских документов, проводимые по приказу НКО 1942 г. № 064*, продолжают еще дополнительно выявлять немало людей, уклоняющихся от учета и призыва.

Особенно много нарушений и прямых злоупотреблений обнаружено в деле освобождения от призыва в армию.

Отмеченные в приказе НКО №0192 от 15 марта с. г.** случаи незаконного представления отсрочек от призыва в армию отражают лишь незначительную долю злоупотреблений, творящихся в военкоматах.

Общее состояние работы военкоматов характеризуется следующими данными:

1. Учет военнообязанных, за редким исключением, запутан и ведется безобразно. Военкоматы не сообщают военно-учетным столам о результатах призыва, поэтому призванные в армию месяцами продолжают числиться на учете и во всех учетных сводках показываться в числе наличных ресурсов (Октябрьский район г. Саратова). В то же время считаются призванными

* См. док. № 125. ** См. док. № 147.

207

в армию лица, которые при проверке оказались проживающими дома (Исов-ский район, Свердловской области).

В военно-учетных столах г. Еревани* обнаружено по две учетных карточки на одно лицо, причем в одной указывается, что военнообязанный призван в армию, а в другой — разыскивается. Результаты медицинского освидетельствования не заносятся в учетные карточки, а если и заносятся, то большею частью не указывается, когда и какой комиссией проводилось медицинское освидетельствование (райвоенкоматы г. Иваново). Прежние отметки о медицинском освидетельствовании не перечеркиваются, поэтому часто трудно установить, какое решение считать действительным.

Райвоенкомы не бывают не только в военно-учетных столах сельских советов, но и в расположенных в городе учетных столах при отделениях милиции. В результате полной бесконтрольности работники военно-учетных столов халатно относятся к своим обязанностям и еще больше запутывают учет.

2. Существующее множество военно-учетных специальностей приводит к распылению учета по таким узким специальностям, которые в армии требуются единицами, а на учете пехоты, артиллерии, танковых войск никого не остается. Кроме того, существующий порядок учета вносит путаницу и дает ложное представление о ресурсах, так как много обученных, служивших в войсках, числится на учете нестроевых (слесарей, плотников, санитаров, поваров), а негодные к строю и женщины числятся на учете вместе с годными к строевой службе.

3. Вызов военнообязанных военно-учетными столами проводится формально. Вместо вручения повесток самим вызываемым или их родным считается достаточным иметь на повестках чью-либо отметку “нет дома” или “в командировке”. Повестки с такими отметками и учетные карточки откладываются в сторону, а вызываемые военнообязанные месяцами остаются вне учета и не призываются в армию (по Сталинскому району г. Кирова таких лиц обнаружено 350 человек, а по Молотовскому — 161). Неявка военнообязанных по вызову военкоматов стала обычным явлением и проходит безнаказанно. Многие военкоматы своей преступной бездеятельностью способствуют уклонению от призыва.

4. При медицинском освидетельствовании призывавшихся военнообязанных допущен ряд неправильных и незаконных решений, в результате чего тысячи людей, вполне годных к строевой службе числятся негодными к строю или имеют на руках свидетельство об освобождении от военной службы по состоянию здоровья.

Произведенное в ряде районов переосвидетельствование военнообязанных показало, что среди ограниченно годных имеется от 15 до 38 % годных к строевой службе (Липецкий, Хлевенский, Березовский районы Воронежской области), а среди признанных вовсе негодными к службе выявлено от 2 до 15 % годных к строю и от 8 до 19 % ограниченно годных (Воронежская область, Ярославская область). При переосвидетельствовании обнаружены случаи явно незаконной выдачи свидетельств об освобождении от службы по болезни, так как у военнообязанных не обнаружено никаких признаков тех болезней, которые указаны в свидетельствах об освобождении (Рыбинский РВК, Сталинский РВК г. Рыбинска).

В то же время имеются случаи сознательного направления в формируемые дивизии военнообязанных, явно физически негодных, чем срывается укомплектование и готовность этих дивизий (Омский и Новосибирский обл-военкоматы).

5. Больные трахомой и чесоткой получают из месяца в месяц отсрочки и никаких мер к их лечению не принимается (Башкирская АССР).

6. Плохо поставлен учет лиц, находящихся в отпусках по болезни; военкоматы не следят за своевременным вызовом таких лиц на переосвидетель-

* Так в документе. 208

ствование, поэтому нередко они находятся дома по несколько месяцев сверх установленных сроков.
7. Среди непризванных в армию числится много лиц, отсеянных по политико-моральным причинам. При этом отсев произведен во многих случаях формально по таким мотивам: “отец судился” (Сталинский райвоенкомат г. Рыбинска), “брат репрессирован”, “дважды судился”, “был осужден в 34 году за уклонение от военной службы” (райвоенкоматы г. Иваново).

8. В районных военкоматах не ведется учет полученных нарядов и их выполнения, а областные военкоматы не следят за ходом выполнения нарядов или ограничиваются техникой сбора сведений, не принимая мер к своевременному выполнению нарядов.

9. В результате бездеятельности и оторванности военкоматов от военно-учетных столов, многие военкоматы не имеют точных сведений об оставшихся на учете людских ресурсах и вместо тщательной их поверки доносят о невыполнимости получаемых нарядов (военкоматы Марийской АССР, райвоенкоматы г. Саратова). По этому же пути идут и областные военкоматы, например, Башкирский военком донес об исчерпании ресурсов, а при поверке обнаружено 5678 человек.

10. Приказ НКО № 064 от 31 января* с. г. еще очень слабо используется в целях улучшения учета военнообязанных и выявления новых ресурсов. В ряде же военкоматов вообще не приступали к выполнению этого приказа (Вязовский, Екатерининский, Макаровский райвоенкоматы Саратовской области).

Организуемые военкоматами поверки документов проводятся часто малоквалифицированными людьми и не охватывают всех населенных пунктов (Саратовская область). Районные военные комиссары не принимают непосредственного участия в поверках, перекладывая все дело на органы милиции (Куйбышевская область). Инструктаж поверяющих во многих случаях сводится к постановке общих задач “выявить уклоняющихся”, не указывая, как практически к этому подходить и какие воинские документы считать законными. Новые правила передвижения военнообязанных не доведены до военно-учетных столов и военнообязанных (Архангельская область, Саратовская область).

11. Особенно много нарушений и открытых злоупотреблений обнаружено в деле забронирования военнообязанных за промышленностью и предоставления отсрочек отдельным работникам аппарата и народного хозяйства. Благодаря механическому подходу и слепому доверию райвоенкомов к поступающим от гражданских предприятий документам по бронированию, недобросовестная работа учетных столов предприятий прикрывается военкоматами. Таким обманным путем на шинном заводе (Ярославской области) забронированы как сборщики, и вальцовщики лица, выполняющие обязанности весовщиков, подсобных рабочих, возчиков; по заводам № 297 и № 298 Йошкар-Олинский горвоенком забронировал 21 человека, не подходящих под таблицу бронирования; по Липецкому руднику Воронежской области забронированы лица, не имеющие никакого отношения к этому руднику (заведующий столовой, заведующий пекарней и др.); по совхозу “Тихий Дон” (Воронежской области) конюхам предоставлены отсрочки от призыва, как рабочим высокой квалификации; по 20-й стройконторе (Воронежской области) сапожник числится забронированным как мастер; по Сыктывдинскому промсоюзу (АССР Коми) заведующий ларьком забронирован как бригадир лесхимартели.

12. Помимо недобросовестной работы по оформлению предоставленной брони обнаружены случаи противозаконного освобождения военнообязанных от призыва в армию по распоряжению областных и районных военных комиссаров. Например, Энгельсский горвоенком на основании распоряжения Саратовского облвоенкома освободил 203 человека, работающих на мясокомбинате; Сталинский райвоенком г. Ярославля освободил своей властью “копателей могил похоронного бюро”; Ивановский облвоенком на основании

* В док. ошибка; должно быть: 24 января (см. док. № 125).

209

постановления облисполкома освободил 315 человек работников мясокомбината.

Произвол и беззаконие в деле освобождения от призыва приняли в ряде военкоматов Казахской ССР столь широкие размеры и так глубоко проникли, что освобождением от призыва занимаются почти все работники этих военкоматов, включительно до начальника общей части. Только по г. Алма-Ата освобождено 605 человек, из них 52 освобождено Казахским военкомом бригадным комиссаром Щербаковым, 75 — Алма-Атинским облвоенкомом полковым комиссаром Долмаковым, 70 — Фрунзенским райвоенкомом г. Алма-Ата старшим политруком Малыгиным, 179 — Сталинским райвоенкомом г. Алма-Ата старшим политруком Шульженко.

Имеют место такие позорные явления, как освобождение от призыва за взятки. Так, Сталинский райвоенком г. Свердловска старший политрук Алексеенок за освобождение от призыва 9 человек райпромкомбината потребовал и получил кожаное пальто и хромовые сапоги; таким же мошенническим путем этот политрук освободил еще 60 человек. Гавриловский рай-военком Чкаловской области майор Ибрагимов освободил от призыва двух военнообязанных за взятки.

В военных комиссариатах Алтайского края взяточничество и подлоги свили прочное гнездо.

Все виновники этих злоупотреблений преданы суду и понесут заслуженное наказание.

13. Наряду с халатностью и прямыми злоупотреблениями в освобождении от призыва “незаменимых” работников аппарата (агенты по снабжению, счетные работники, продавцы, портные, парикмахеры и т. д.) наблюдается антигосударственный перегиб в другую сторону: вместо заботы о нормальной работе военной промышленности и государственного подхода при высвобождении из нее военнообязанных отдельные военкоматы вырывают ценнейших специалистов и труднозаменимых рабочих в формально бюрократическом порядке. Так по чисто формальным признакам, не ожидая решений о предоставлении отдельным рабочим и ИТР персональных отсрочек, призывают без всяких предупреждений главных инженеров заводов, начальников цехов, мастеров, бригадиров, конструкторов и других высококвалифицированных специалистов заводов военной промышленности.

14. Многие областные, городские и районные военные комиссары и начальники политотделов самоустранились от руководства призывом в армию и раз-бронированием военнообязанных по Постановлению ГОКО-1229сс. Вместо твердого выполнения возложенных на них ответственных государственных обязанностей подпали под влияние отдельных местных работников, взявшихся “регулировать” призыв в армию, исходя из своих чисто местнических интересов.

15. Все эти нарушения установленных правил учета, призыва, бронирования и антигосударственная практика являются следствием отсутствия контроля, засоренности системы военкоматов сверху донизу и проникновения в эти важные органы государственного аппарата темных дельцов и скрытых врагов Советской власти.

Штабы военных округов и Управление мобилизации и укомплектования Главного управления формирования не руководят должным образом деятельностью подчиненных им военкоматов, не контролируют их работу и вовремя не пресекают антигосударственную практику отдельных областных и районных военных комиссаров.

Всем этим безобразиям, беспорядку в учете, преступному отношению к вопросам освобождения от призыва военнообязанных в армию, а также бесконтрольных рваческих выдергиваний из промышленности ценных специалистов и полной бесконтрольности работы военкоматов пора положить конец.

Приказываю:

1. Военным советам округов совместно с Главным управлением кадров проверить в месячный срок весь личный состав военкоматов и заменить всех

210

негодных; одновременно высвободить лиц, могущих быть использованными в строевых частях, заменив их выписываемыми из госпиталей ранеными, ограниченно годными. Часть должностей передать женщинам.

2. Военным советам округов и Управлению мобилизации и укомплектования Главного управления формирования заняться по-настоящему руководством работой военкоматов, считая это дело своей прямой и первоочередной задачей, обеспечивающей своевременное пополнение запасных частей и новых формирований.

3. Военным советам округов:

а) запретить призыв в армию рабочих и ИТР наркоматов вооружения, боеприпасов, авиационной и танковой промышленности, минометного вооружения без особых на то постановлений ГОКО и указаний НКО; при призыве же военнообязанных с предприятий этих наркоматов составлять планы изъятия, которые должны утверждаться НКО с учетом интересов предприятий;

б) систематически, не реже одного раза в месяц, проверять работу областных и на выдержку районных военкоматов, обращая особое внимание на выполнение приказа НКО № 064 и законность бронирования;

в) немедленно предавать суду всех лиц, уличенных в злоупотреблениях. 4. Областным, краевым, республиканским, городским и районным военным комиссарам:

а) немедленно перестроить учет военнообязанных по объявляемой сокращенной схеме военно-учетных специальностей и внести необходимые исправления в нумерацию специальностей в учетных карточках.

Учетные картотеки разделить на 4 группы: обученные годные к строевой службе, необученные годные к строевой службе, нестроевые, женщины;

б) произвести в период 15 апреля — 15 мая тщательное переосвидетельствование квалифицированными медицинскими комиссиями с привлечением врачей-специалистов всех ограниченно годных и освобожденных ранее от военной службы по болезни, а также находящихся в отпусках по болезни более месяца;

в) передать здравотделам для принудительного лечения (под контролем райвоенкомов) больных трахомой, чесоткой и пр.;

г) создать комиссии с обязательным участием представителей местных Советов и органов НКВД и тщательно пересмотреть всех лиц, не призванных в армию по политико-моральным причинам. Принятые комиссиями решения оформить протоколами и всех пригодных для службы в армии немедленно призвать;

д) завести учет военнообязанных и военнослужащих, находящихся в отпусках по болезни. Строго следить за своевременным переосвидетельствованием всех отпускных;

е) наладить прочную связь райвоенкоматов с военно-учетными столами при отделениях милиции и сельских советах. Установить систематический жесткий контроль за работой этих учетных столов;

ж) тщательно пересмотреть картотеки снятых с учета и проверить законность снятия с учета;

з) завести книги получаемых нарядов, в которые заносить сведения о полученных нарядах, разверстку их по районам и фактическое выполнение;

и) принять личное участие в руководстве работой по борьбе с уклонением от учета и призыва по приказу НКО № 064, обратив особое внимание на подворные обходы и охват сельских населенных пунктов;

к) установить строжайший контроль за бронированием, осуществляя его не только по документам, но и путем фактической поверки забронированных военнообязанных на месте работы;

л) прекратить какое бы то ни было самочинное освобождение от призыва, за исключением отсрочек на 5—10 дней в особо исключительных случаях (тяжелое положение семьи, необходимость передачи особо сложной работы заместителям);

211

м) прекратить самовольное разбронирование военнообязанных и наоборот строго следить за передачей в армию каждого военнообязанного, подлежащего разбронированию по постановлениям Правительства, добиваясь точного выполнения этих постановлений;

н) пересмотреть личный состав военно-учетных столов и добиться закрепления толковых и добросовестных работников.

5. Областным, краевым и республиканским военным комиссарам ежемесячно проверять работу подчиненных городских и районных военкоматов.

6. Городским и районным военным комиссарам:

а) ежемесячно лично проверять работу военно-учетных столов при отделениях милиции и сельских советах;

б) организовать систематическую поверку ведения учета военнообязанных на предприятиях.

7. О выполнении настоящего приказа военным советам округов доносить:

а) о результате переосвидетельствования ограниченно годных и освобожденных по болезни — через каждые три дня, начиная с 18 апреля, указывая, сколько явилось, сколько оказалось годных к строю и сколько нестроевых;

б) о результатах пересмотра отсеянных по политико-моральным причинам — через каждые шесть дней, начиная с 18 апреля;

в) о проведении поверки работы военкоматов и военно-учетных столов и мерах, принятых по улучшению учета — 10 и 25 числа каждого месяца, начиная с 25 апреля.

Одновременно обращаю внимание военного совета САВО, а также моего заместителя генерал-майора Белякова на невыполнение неоднократных моих требований по выявлению и разоблачению работников военкоматов, проводящих антигосударственную практику и требую установить строгий контроль за работой военкоматов.

Приказ ввести в действие по телеграфу.

Приложение. Сокращенная схема военно-учетных специальностей младшего начальствующего и рядового состава*.

Заместитель Народного комиссара обороны армейский комиссар 1 ранга Е. ЩАДЕНКО ф. 4, оп. 11, д. 70, л. 137—145. Подлинник.

Источник - http://bdsa.ru/index.php?option=com_con … amp;id=403 .

0

10

Информация с сайта http://izvestia.asu.ru/2010/4-1/hist/Th … ist-37.pdf :
"ББК 63.3(2)622
Л.Г. Скворцова
Основные вопросы ведения персонального учета потерь на фронтах Великой Отечественной войны

Рассматриваются вопросы ведения персонального учета потерь в годы Великой Отечественной войны. Проводится анализ основных приказов и документов, принятых народным комиссаром обороны СССР и Государственным комитетом обороны СССР, на- правленных на регулирование учета погибших в ходе военных операций.
Ключевые слова: Великая Отечественная война, СССР, Красная армия, Государственный комитет обороны СССР, военнослужащие, красноармейская книжка, потери, боевые потери, персональный учет потерь.

Великая Отечественная война воспринимается нашим народом как страшная трагедия и великий подвиг одновременно. Исследуя тему о громадных
потерях Красной армии, нельзя не затронуть вопроса о ведении персонального учета потерь на фронтах Великой Отечественной войны.
В первые месяцы войны, когда потери нашей армии были наибольшими за все годы военных действий, учет потерь осуществлялся недостаточно хорошо. Применявшаяся в мирное время система учета во время войны оказалась непригодной. Наставлений и руководств по учету в военное время подготовлено не было. И обращение к приказам по вопросам учета потерь проливает дополнительный свет на одну из причин того, что спустя более полувека после окончания войны не удается установить не только персональный, но и точный общий состав людских потерь, которые понес Советский Союз в ходе военных действий 1941–1945 гг.
В своей работе мы на основе документов провели анализ постановки вопроса персонального учета погибших на поле боя. Приказом №171 Народного
комиссариата обороны (НКО) СССР от 20 июня 1940 г. была введена форма «Служебной книжки для рядового и младшего начальствующего состава Красной армии» [1, c. 393]. Это был документ военнослужащего срочной и сверхсрочной службы, который не только удостоверял его личность, но и показывал его продвижение по службе. При выходе воинской части в район военных действий служебную книжку необходимо было сдавать через командира в штаб, а взамен нее выдавался медальон с краткими сведениями о военнослужащем. Личные спецмедальоны были отменены только 17 октября 1942 г. по указанию И.В. Сталина [2, c. 28–31].
За несколько месяцев до начала войны, а точнее, 15 марта 1941 г. был издан приказ наркома обороны №138 о введении в действие Положения о персональном учете и погребении личного состава Красной армии в военное время [1, c. 258–281]. В нем излагались общие правила захоронения погибших в боях военнослужащих и отдания им воинских почестей.
Вместе с тем в приказе не был определен порядок захоронения офицеров, убитых на поле боя и умерших в лечебных учреждениях. Данным приказом для всех военнослужащих предусматривалось введение личного медальона. В него солдаты и офицеры должны были заносить основные сведения о себе. Отсюда следует, что согласно данному документу рядовой и сержантский состав на начало войны не имел красноармейских книжек, в результате чего вести учет потерь в военных действиях становилось затруднительно.
С началом войны потери Вооруженных сил Советского Союза начинают быстро увеличиваться. С июня по декабрь 1941 г. Красная армия и Военно-морской флот потеряли убитыми, умершими от ран, оказавшимися в плену и пропавшими без вести 3138 тыс. чел., ранеными, контуженными, заболевшими 1336 тыс. чел. [3, c. 167]. Кроме того, в первые недели войны, когда в стране проводилась всеобщая мобилизация, большая часть граждан, призванных военкоматами Белоруссии, Украины, прибалтийских республик, была захвачена противником в пути следования, т.е. еще до того, как они стали солдатами, поэтому в учетные документы фронтов (армий) они не попали.
По справке Мобилизационного управления Генерального штаба, разработанной в июне 1942 г., число военнообязанных, которые были захвачены противником, составило более 500 тыс. чел. [4, c. 338–339].
Одним из первых документов, регулирующих учет погибших в ходе военных операций, был приказ №0296 от 16 августа 1941 г. «Об упорядочении учета и отчетности о численном и боевом составе и потерях личного состава в действующей армии и военных округах», подписанный заместителем народного комиссара обороны СССР армейским комиссаром первого ранга Е. Щаденко [5, л. 365]. Данный документ предписывал организовать учет личного состава таким образом, чтобы он отражал фактическое состояние в войсках. Выполнение этого приказа было необходимо как для учета потерь в боевых действиях, так и для определения плана по воинской мобилизации населения. В нем обращалось внимание на «безобразное» ведение персонального и общего учета людских потерь [1, c. 8], т.е. уже с начала войны прослеживаются недоработки в учете потерь.
В качестве иллюстрации выполнения приказа №0296 рассмотрим «Приказ частям 50-й стрелковой дивизии» от 31 августа 1941 г. [6, л. 399]. В нем очень хорошо представлена структура постановки и проведения учета боевых потерь в войсковых частях армии.
Так, из документа видно, что только после получения приказа №0296 в частях предпринимается попытка проведения полного учета личного состава по определенной форме. Затрагивается вопрос о высылке извещений на всех погибших в боях с немецким фашизмом за этот период. В именных списках потерь личного состава рекомендуется заполнять все имеющиеся графы, в том числе: где похоронен, домашний адрес, партийность. В этом же документе вводится понятие «пропал без вести». Пропавшие без вести включались в списки личных потерь по истечении 5 дней, а в графе «где похоронен» надлежало делать пометки, в каком районе, при каких обстоятельствах военнослужащий пропал без вести. Для улучшения качества работы помощников начальников штабов по учету личного состава приказывалось освобождать от излишних нагрузок и использования не по назначению.
В это время как никогда было необходимо улучшить ведение учета потерь, поэтому 7 октября 1941 г. за подписью народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина вышел приказ «О введении красноармейской книжки в войсковых частях и учреждениях в тылу и на фронте» [7, л. 274–277]. Он предписывал выдавать красноармейскую книжку с фотографической карточкой владельца и считать ее единственным документом, удостоверяющим личность красноармейца. В соответствии с наличием красноармейской книжки солдат ставился на получение довольствия (оружия, снаряжения и обмундирования). Помимо этого приказ предусматривал проведение проверок в тыловых частях ежедневно, в боевых – при первой возможности, но не реже одного раза в три дня. Введение красноармейской книжки также предохраняло части Красной армии от проникновения враждебных
элементов и обеспечивало упорядочение учета личного состава.
Все воинские части через каждые пять дней, а соединения – три раза в месяц должны были докладывать о потерях в войсках [8, c. 417]. Так, в со-
ответствии с приказами №450 (1941 г.), №138 (от 24 июня 1941 г.), №023 (от 4 февраля 1944 г.) народного комиссара обороны СССР полки представляли донесения о потерях личного состава 6 раз в месяц: на 5, 10, 15, 20, 25, 31 или 30-е число каждого месяца. В эти же числа они представляли именные списки потерь личного состава с 1-го по 5-е, с 6-го по 10-е, с 11-го по 15-е, с 16-го по 20-е, с 21-го по 25-е, с 26-
го по 31-е число в штаб дивизии. В свою очередь, дивизия представляла донесения 6 раз в месяц в штаб армии, а именные списки потерь личного состава – 3 раза в месяц: сержантов и рядовых – в Управление формирования Красной армии, т.е. в Генштаб, а офицеров – в Главное управление кадров (ГУК) [9]. В соответствии с этим были разработаны формы отчетных документов по потерям. В свою очередь, Генеральный штаб для доклада в Ставку Верховного главнокомандования готовил обобщенные данные по потерям за каждый месяц и год войны. Сведения о потерях пограничных и внутренних войск Народному комиссариату внутренних дел (НКВД) представлял Комитет государственной безопасности.
В годы войны одновременно велись две статистики потерь: списочная и именная (персональная). Потери списочного личного состава – это оперативный учет по тем данным, которые выявлялись после боя.
И только по донесениям о потерях личного состава и донесениям о боевом составе (если не было донесения о потерях личного состава) можно определить безвозвратные потери частей, а, следовательно, и в целом по действующей армии. Что касается попавших в плен, то командиры докладывали о них только тогда, когда было ясно, что человек попал именно в плен. В остальных случаях всех относили к без вести пропавшим. За
всю войну по донесениям попало в плен только 36194 чел. [9]. Исследования по учету потерь, проведенных Г.Ф. Кривошеевым и его коллегами, на которые мы опираемся в своей работе, базируются на списочном учете потерь [5, c. 338–339]. Однако к 1942 г. еще не все военнослужащие получили красноармейские книжки и тысячи погибли безымянными.
В течение первых месяцев войны Государственный комитет обороны разрабатывал методики и создавал специальные органы учета личного состава армии.
Значительно позднее в управлении армий и фронтов появились отделы, а в Наркомате обороны – соответствующее управление. В соответствии с приказом народного комиссара обороны №340 от 19 ноября 1941 г. был создан отдел учета персональных потерь на фронтах Главного управления формирования и комплектования войск Красной армии, который 20 ноября 1941 г. был включен в состав Управления мобилизации и комплектования армии [7, л. 316]. Следовательно, с этого момента функционировал официальный орган учета безвозвратных потерь, регулирующий принятие мобилизационных планов и комплектование воинских формирований, проводя согласование их с учетом сведений о потерях, получаемых в сводках
с фронтов.
Следующим шагом по упорядочению персонального учета потерь в ходе боевых действий в годы войны явился приказ народного комиссара обороны
«О сформировании Центрального бюро по персональному учету потерь личного состава действующей армии» от 31 января 1942 г. [10, л. 196]. Тогда
же впервые похоронным командам было предписано устанавливать на братских могилах памятные знаки с указанием фамилий, имен, отчеств, воинских званий, а также даты гибели солдат. Но боевые товарищи павшего часто не имели возможности выполнить свой последний долг, и люди, придававшие земле его прах, не могли опознать погибшего, установить его имя. Такая проблема не осталась без должного внимания. Подтверждением этому является директива начальника Главного управления политической пропаганды Красной армии о наведении порядка в погребении и учете погибших в боях военнослужащих, направленная в войска 16-й армии членом военного совета армии от 25 декабря 1941 г. «Направляю Вам для исполнения директиву т. Мехлиса о наведении порядка в погребении и учете погибших в боях военнослужащих. Факты, изложенные в директиве, нагляднейшим образом подтверждают неправильное и безразличное отношение командиров и комиссаров к своим прямым обязанностям – вовремя и с должными почестями похоронить павших в бою за Родину товарищей. Приказываю Вам навести порядок в этом деле, исключая всякую возможность повторения подобных фактов» [11, л. 29–31].
В директиве характеризуется реальное состояние дел на фронтах. Так, «на участке стрелковой дивизии 33 армии в течение 5 суток после боя не похоронены 14 трупов бойцов и командиров, павших в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Об этом было известно командованию, однако мер ими принято не было. Это свидетельствует о том, что многие командиры и комиссары недооценивают политического значения своевременного погребения павших в бою красноармейцев, командиров и политработников и не понимают, что оставление на поле боя трупов погибших товарищей является таким политическим резонансом, который отражается на политико-моральном состоянии бойцов и авторитете командиров и комиссаров. Отмечаются такие случаи, когда погибшие бойцы не имеют при себе красноармейских книжек, а командиры и политработники – удостоверений личности, что затрудняет опознание погибших на поле боя. Погребение убитых в бою производится часто не в братских могилах, а в окопах, щелях, блиндажах.
Индивидуальные и братские могилы не регистрируются, не отмечаются на картах и должным образом не оформляются. Отдельные комиссары соединений и частей не используют церемоний погребения погибших в бою военнослужащих для мобилизации красноармейских масс на решительную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками» [11, л. 29–31]. Приказ также предусматривал принятие ряда мер для борьбы с этими явлениями. За счет тылов были выделены отдельные команды, которые обеспечивали доставку тел солдат с поля боя и их захоронение в братских могилах. На могиле надлежало насыпать холм и сооружать пирамиду, а само погребение сопровождать установленными воинскими почестями.
В приказе еще раз поднимался вопрос о немедленном введении в армейские соединения красноармейских книжек и наведение строжайшего порядка в погребении, учете погибших в боях военнослужащих.
Однако в последующие военные годы также были случаи нарушения погребения и учета погибших в боях военнослужащих. Так, во время оборонительного сражения на Курской дуге (июль 1943 г.) на участках боев 140-й, 161-й стрелковых дивизий и 3-й истребительной бригады было обнаружено 300 не преданных земле тел убитых. Из-за отсутствия на погибших каких-либо документов 247 чел. остались не опознанными. В этой же операции соединения Воронежского фронта, имевшие в строю к началу наступления немцев 25987 солдат, сержантов и офицеров, потеряли в течение пяти дней 9601 человека, из этого количества 2223 – убитые, 3509 – раненые и 3869 – без вести пропавшие.
Приказ №0239 от 21 июля 1943 г., отданный командующим войсками Воронежского фронта, гласил: «Установлено, что в ряде соединений отсутствует должная забота о погребении тел бойцов и командиров, павших смертью храбрых в боях с врагом…
Приказываю: военным советам армии обеспечить немедленное погребение в братских могилах всех оставшихся на территории действий армий погибших в боях бойцов и командиров Красной армии» [12, c. 168].
Одним из примеров ведения захоронения солдат после боя могут послужить воспоминания ветерана 2-й Ударной армии 285-го гвардейского отдельного батальона связи Е.М. Бахмутова: «Обычно погибших хоронили после боя. От каждого полка каждый вечер выделялась трофейно-похоронная команда из 10 человек – старшина и 9 солдат. Они хоронили убитых обычно на том же месте, где человек погибал. Но дело в том, что, уходя в бой, солдаты оставляли все личные вещи и документы либо в окопах, либо в обозе, их следом вез старшина. Он и собирал все вещи по
окопам. Когда человек погибал на поле боя, трудно было его опознать: при нем обычно было только его оружие и кисет. Красноармейская книжка, завернутая в тряпочку, обычно лежала в вещмешке, карманов у гимнастерок у рядового и сержантского состава по форме на 1 февраля 1943 г. просто не было, карманы были только у офицеров. Таким образом, если человек после боя оставался жив, то его вещи потом старшина привозил, а вещи тех, кто погибал, делили. Обычно солдат в атаку брал каску, автомат или винтовку и лопатку – вот и все, да еще патроны в сумке. Все документы оставались в мешке или в шинели. Значит, погибшего в бою было не по чему опознать. Те, кто хоронил, не знали, кого они хоронят, и писали: «Младший сержант, неизвестный, похоронен 1,5 км севернее развилки дорог». Даже в 1945 году в Польше на одного именованного приходилось 10 безымянных» [13, c. 53]. Проводя учет каждый вечер, старшины всех рот делали донесения в штаб батальона о потерях.
В книгу безвозвратных потерь заносились фамилия, имя, отчество, воинское звание, место и год рождения, довоенный адрес и дата гибели бойца. Эти сведения должны были переносить на могилы, что не всегда выполнялось. Если что-то и записывалось на надгробьях, то со временем дождь смывал наскоро сделанные надписи. Отсюда и большое число безымянных могил и безвестных солдат. Ветеран войны Е.М. Бахмутов
свидетельствует: «Около Лодзи, в 6 км от города в братской могиле захоронено 400 человек, из них известен только один. Город освобождали 14, 15, 16-й конные корпуса, и из 400 человек упомянут на могиле только 1 гвардии капитан» [13, c. 54].
В Калужской области, в местах тяжелых боев, погибли 243518 бойцов и командиров. Известны имена 100202 чел., а увековечено на могилах 73687 [14].
В Белоруссии из более чем миллиона погребенных только 200 тысяч, или каждый пятый, названы на мемориальных плитах. Такое положение дел можно проследить по всем республикам и областям России, где шли боевые действия. Даже в Германии, где похоронены более 100 тысяч советских солдат и офицеров, погибших в конце войны, на надгробьях вместо фамилий и имен встречается безликое «Unbekant» – «Неизвестный» [13, c. 40].
Серьезная проблема, с которой столкнулись родственники военнослужащих, это неполучение или получение с большим опозданием извещений о гибели своих родных. Так, 420-й артполк АРГК извещение о гибели лейтенанта П. З. Жавнировича выслал семье только через 6 месяцев, а 150-я танковая бригада о погибшем 24 июля 1941 г. майоре И.Я. Исаковиче выслала извещение семье 19 апреля 1942 г. – спустя 9 месяцев [1, c. 271].
Эту проблему должен был решить приказ народного комиссара обороны «Об изменении порядка высылки извещений семьям о гибели или пропаже без вести лиц среднего, старшего и высшего начсостава и сверхсрочнослужащих» №10 от 14 января 1942 г. [1, c. 205]. Он предусматривал отправление извещения о гибели военнослужащего непосредственно на адрес семьи. В случае неточности адреса или его отсутствии извещение через Главное управление кадров НКО надлежало направлять в райвоенкомат, откуда призывался военнослужащий. В этом же году выходят еще
2 приказа Народного комиссара обороны – №0270 от 12 апреля 1942 г. и №214 от 14 июля 1942 г., которые устанавливали сроки и порядок  персонального учета безвозвратных потерь, способ сбора данных о погибших на фронтах, а также извещения родственников погибших [1, c. 202, 281].
Несомненно, война – это многогранное, многообразное явление. Она требует всестороннего изучения, особенно если это касается судеб миллионов людей.
В ходе исследования была рассмотрена проблема постановки вопроса персонального учета погибших на поле боя и выявлены основные приказы и документы по учету боевых потерь на советском фронте в годы войны. Проведенный анализ показал, что неудовлетворительное отношение к постановке данной проблемы в начальный период войны решался не сразу, а постепенно. Так, в первые месяцы войны Государственным комитетом обороны СССР были разработаны методики и созданы специальные органы учета личного состава армии, затем отдел учета персональных потерь на фронтах Главного управления формирования и комплектования войск Красной армии, включенный впоследствии в состав Управления мобилизации и комплектования армии. Однако процесс принятия этих решений, затянувшийся на месяцы, тысячи бойцов и командиров оставил на полях сражений как неизвестных солдат.
Библиографический список
1. Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 г. – 1942 г. – М., 1997. Т. 13.
2. Военно-исторический журнал. – 1992. – №9.
3. Великая Отечественная война в документах и свидетельствах современников / под ред. В. П. Пахомова. – Самара, 2000.
4. Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование / под ред. Г.Ф. Кривошеева. – М., 1993.
5. Российский государственный военный архив (РГВА, Подольск). – Ф. 4. – Оп. 11. – Д. 65.
6. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). – Ф. 353. – Оп. 5864. – Д. 1.
7. РГВА. – Ф. 4. – Оп. 12. – Д. 99.
8. Кто был кто в Великой Отечественной войне 1941– 1945 гг. Люди. События. Факты : справочник / под ред. О.А. Ржешевского. 2-е изд., доп. – М., 2000.
9. Кривошеев Г.Ф. Некоторые новые данные анализа сил и потерь на советско-германском фронте : доклад на заседании Ассоциации историков Второй мировой войны // Мир истории. – 1999. – №1.
10. РГВА. – Ф. 4. – Оп. 12. – Д. 103.
11. ЦАМО РФ. – Ф. 358. – Оп. 5914. – Д. 1.
12. Всероссийская Книга Памяти. 1941–1945: Обзорный том / Е.М. Чехарин, В.В. Володин и др. – М., 1995.
13. Иванов А.А. Боевые потери народов Татарстана в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. : автореф. дис. … д-ра ист. наук. – Казань, 2001.
14. Эхо войны. – 1997. – 15 мая"

0